Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Ху ист antialle

Из канцелярии идя
(сдав Богу тесты на отлично),
я шел по небу в те края,
где ад - синоним "загранично".
Навстречу, ноги волоча,
брел в прошлой жизни, безгреховный.
Прожил запреты все блюдя,
был с каждым встречным однокровным.
Благочестив, спокоен, тих,
вся жизнь в молитвах и смирении,
почти что святости достиг
и шел... в обратном направлении.
Роняя слезы он спросил,
(вникая в суть несдачи теста):
- Где я пред Богом согрешил,
что не нашлось в раю мне места?
В чем сила, брат? Без сантиментов,
в пяти словах возьмись сказать...
- Всегда я жаждал против ветра -
идти, кричать, любить и ссать.

Марк Твен тысячу раз был прав!

"Замечательно, что Америку открыли, но было бы куда более замечательно, если бы Колумб проплыл мимо".



Свержение законных правительств, государственные перевороты, "новички", сбитые боинги, поддержка терроризма во всем мире, не обоснованные обвинения и такие же санкции... Можно еще долго удлинять список гадостей, которые творит открытая Колумбом страна. Очередная "свежатина" не заставила себя долго ждать: нагло и вызывающе цинично отнятая победа Ломаченко в бою против Лопеса. Такое ощущение, что американцу сказали: "Ты просто не должен упасть и этого будет достаточно для твоей победы. Любой подсчет голосов будет в твою пользу".

Именно поэтому, "главный смотрящий" за профессиональным боксом в мире Боб Арум (никогда не догадаетесь, кто он по национальности...) личным указом отменил проведение матча-реванша. Впервые за всю историю бокса, обязательное условие чемпионских поединков было нарушено - просто так - захотел и отменил.

Collapse )

Глисты жили весело и счастливо, пока им не сказали, что они в жопе.



"Так вышло" - из этой фразы получился бы отличный эпиграф к любой человеческой жизни".
Дмитрий Емец



Даже самая большая правда бессильна против маленькой лжи, если ложь устраивает всех.


Collapse )

Уж лучше жизнь прожить неправильно, но по-своему... Чем "правильно", но по-вашему...

Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.



О возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.


Collapse )

Марина никогда бы не написала так генералам 45 года...

"ГЕНЕРАЛАМ ДВЕНАДЦАТОГО ГОДА" М. Цветаева
Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса.
И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце вырезали след -
Очаровательные франты
Минувших лет.



Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, -
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Collapse )

Был бы жив Сталин, "Дело врачей-2" было бы возбуждено немедленно!

Еще каких-то 5 дней назад, на предыдущем заседании суда, Мишаня был отморожен, спокоен и непроницаем. На всё хуйзабивший "господин клозет", более известный, как "гражданин поэт". Демонстративно отморозившись от суеты мира, словно просветленный на Тянь-Шане, прочищал Олегович семь своих чакр, уставившись в монитор телефона.



И тут вдруг, на самом интересно месте, в самое то время, у Ефремова подкосились ножки и он был нежно взят под ручки...

Дилетантски поумничаю.Collapse )

Наивно доверчивых людей можно обманывать бесконечно.

"Старик покачал головой: – Не знаю… И никто не знает. Никто не знал его подлинного лица. Одни твердят, что он дряхлый еврей, грязный, засаленный, с рыжими пейсами. Другие видели круглую лысую голову с двойным подбородком, словно приклеенную к уродливой туше, бесформенной, заплывшей жиром; не человек, а раздутый мешок, который самостоятельно передвигаться не может, и слуги переносят его с места на место… Дипломаты и банкиры знают совсем другого Муллера – бледного аристократа тридцати пяти лет, с моноклем и оттопыренной, чуть вывернутой нижней губой – признак непомерной, воспитанной веками спеси. А иные готовы поклясться, что это седовласый, согбенный старец, с лицом морщинистым, как печеное яблоко. Говорят еще, что маленькие серые глазки глядят из этих складок и морщин с младенческой доверчивостью. Но подпись его всегда одинакова, она ошеломляет и внушает ужас. Тонкая, будто выведенная иглой, она молнией падает вниз. Эта подпись знаменует собой его волю, его приказ, окончательный приговор, не подлежащий обжалованию. Сколько раз Огисфера Муллера убивали! Сколько пуль дырявило его череп! Сколько раз его топили, травили, сколько раз линчевали взбунтовавшиеся толпы! И всегда это был не Он! В конце концов всегда оказывалось, что это или его секретарь, или провокатор, или пешка какая-нибудь, или двойник, которого он подставляет вместо себя…"

В этом отрывке из романа чешского писателя Яна Вайсса "Дом в тысячу этажей", предельно точно и сконцентрировано описан портрет типичного иудея - наглого, циничного и подлого обманщика, вся жизнь которого заключается в одном: жить за счет других. И при этом еще и обвинять всех "других", что они недостаточно усердны и старательны.

Collapse )

Как-то очень суетливо с Дегтярева вышел врио.

В князи с грязи - устарело,
как ланиты, выя, длани...
Прошлым жить осточертело
и князья пошли из бани.



"Я - жертва. Ко мне пристают постоянно журналистки. Отбиваюсь, понимаете. Поэтому харрасмент есть. Я боюсь просто об этом заявить. Я живу в "синдроме жертвы".

Collapse )

"Не могу рисовать, карандаш рвет бумагу". (С.Д. Меркулов)



"Смерть вождя".



А в свободное от основной работы время, Сергей Дмитриевич помогал ликвидации безграмотности среди рабочего класса и колхозного крестьянства молодой Страны Советов, оформляя азбуки и буквари...Collapse )