Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

В куплетах часто много слов, а смысла - жалкие крупицы.

Слагать куплеты - это дань большая
и "детям Бога" и отсталому язычеству.
Но страсть к стихам в себе оберегая,
не принуждай поэзию к сожительству.



- Как дела?
- Не очень. Сегодня получается только проза.

Collapse )

"Лучше целить в совершенство и промахнуться, чем целить в несовершенство и попасть".

Мне жаль, что я не оправдал,
надежд случайного свидания...
Свое лишь эго смаковал,
свой эгоизм, свои желания...

Дословно помню все слова,
хотя ты слова не сказала,
когда счастливая трава,
нектар волос твоих вдыхала.
Collapse )

Давно просроченный елей, мол, раньше были все добрей.

Вечером мой двор угрюмо глух,
Смех и гомон здесь довольно редки, —
Тайное правительство старух
Заседает в сумрачной беседке.



Он запуган, этот бедный двор,
Щелк замка — и тот, как щелк затвора.
Кто знавал старушечий террор,
Согласится, — нет страшней террора.



Пропади ты, чертова дыра,
Царство кляуз, плесени и дуста!..
Но и в мрачной пропасти двора
Вспыхивают искры вольнодумства.



Якобинским флагом поутру
Возле той же старенькой беседки
Рвутся из прищепок на ветру
Трусики молоденькой соседки!


Л. Филатов

Филатов вымел этот сор,
что добрым был советский двор.
Мол, в каждом ждет тебя душа
и...цепь собаки до крыльца.

Бесправны, бедные, не сыты,
но двери были всем открыты.

- Иваныч, а как назвать любовь между женщинами? - Любовь без конца...

Есть дамы в мире, их не счесть,
в мечтах о счастье растворяются.
У всех Ассолей карма есть -
Артуров Грэев дожидаются.



Их вид плачевен от погонь,
за добрым молодцем своим:
либо он не принц, а конь,
либо лошадь рядом с ним...

Представьте, как все будут ржать, когда Дзюба получит карточку за игру рукой.



- Артём, какую бы должность ты хотел занять в клубе после завершения карьеры?
- Руководящую!



На злобу дня как говорится...



Collapse )

- Слушай, а почему ты не выходила замуж? - Тебя ждала.



Войти ко мне нельзя любой -
имею сердце словно стих.
В нем зал есть только для одной!
И... комнатушки для других.



Сказал супруг мне очень хмуро:
Всё надоело - разведусь!
Мне бы заплакать, словно дура,
но я как умная - смеюсь.


Collapse )

Боец пера - бойцу штыка: "Умри! Стань рифмой для стиха".

"...Разбил он пушку у врага,
Заклинил пулемет.
Но был еще механик жив,
И танк прошел вперед.
С размаху на орудье он
Наехал с трех шагов.
Так на посту своем погиб
Наводчик Поляков.
Над ним пылал разбитый танк,
Кругом другие жгли.
И немцам заходя во фланг,
На помощь наши шли.
Надолго был задержан враг,
Пять танков - пять костров.
Учись, товарищ, делать так,
Как сделал Поляков!
Учись, как нужно презирать
Опасности в бою,
И если надо - умирать
За Родину свою".
(тут и далее все куплеты из стихов Симонова).





"...Там, где мы бывали,
Нам танков не давали!
Но мы и не терялись никогда.
На пикапе драном
И с одним наганом
Мы первыми въезжали в города".

Collapse )

"Какая же ты дура, мой ангел!" (из письма Пушкина жене)

Воскресный пасмурный денек,
кофейных запахов вплетенье,
подруги ласковый упрек,
чуть подтолкнул для откровенья...
- Ты с ним ни час, ни день, - года!
Как можно жить с гремучей смесью?
- Но так бывает иногда,
Что из-за строчки любишь песню.



— Я влюбился в истеричку.
— Я истеричка? Я не истеричка!
— Я сказал, что люблю тебя, а ты услышала лишь слово "истеричка".
х/ф "Голая правда"

"Россия! Кто смеет меня учить любви в ней?" (Иван Бунин)

Писатель Илья Симановский: "Перед Иваном Алексеевичем Буниным я чувствую некоторую вину. Тринадцать лет назад под впечатлением от прочитанных воспоминаний Бунина, я нарисовал в фотошопе схему, где в центре расположил фотографию нобелевского лауреата с золотым венцом на голове, а по краям - портреты его современников, - всем известных писателей и поэтов. От Бунина к писателям шли стрелки, на каждой стрелке красовались бунинские оценки по адресу "коллег" - сочные ругательные цитаты из его мемуаров, писем и статей.



Хотелось бы каждому, кто откомментировал эту схему в духе "а вот всегда он мне не нравился", подсунуть, например, материалы о том, как в французском доме Бунина во время войны укрывались евреи - и, кажется, только формальные причины пока мешают признать Ивана и Веру Буниных "праведниками народов мира". Да, с некоторыми раздражёнными бунинскими оценками солидаризоваться невозможно, но другой наш великий эмигрант, Андрей Тарковский, в дневниках воткнул нам, зубоскалам, чувствительную шпильку: "Я чувствую в Бунине брата - и в этой ностальгии, и в этой надежде, и в этой строгой требовательности, которую люди недалёкие называют желчностью".

"Бунин ощущал себя единственным праведником, очутившимся среди преуспевающих грешников".
Корней Чуковский
Collapse )