nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Философия в будуаре

ксения


Однажды, скучая на далеком солнечном пляже, мы придумали еще один - тысяча первый - способ мучить мужчин. Мы решили брать у них интерью.
В реальности интерью выглядит примерно так: герой садится между нами и на протяжении часа чувствует себя теннисным мячом, по которому остервенело лупят два мастера ракетки. мы любим ролевые игры - перед гостем предстают то злой, то добрый следователь, то госпожа в латексе, а то и скромные библиотекарши, которым так хочется рассказать правду о своей нелегкой жизни. Но как только мужчина расслаблякется - библиотекарша превращается в женщину-вамп и давит лакированной шпилькой на самое больное...

В который раз нам хочется поблагодарить Господа Бога за то, что он наделил человека - и в особенности мужчину - таким качеством. как тщеславие. это позволяет нам - девушкам и журналисткам - делать с мужчинами буквально все!

Расширяя географию будуара, Ксения Соколова и Ксения Собчак отправились в город Грозный к президенту Чечни Рамзану Кадырову. Со свойственной девушкам прямотой они спросили – есть ли в Чечне секс? Президент смутился, но удар выдержал.

Собчак: Здравствуйте, Рамзан! Очень приятно снова быть у вас в гостях.

Соколова: Прислать за нами самолет было очень мило с вашей стороны.

Собчак: Да, жест настоящего кавказского мужчины. Как раз об этом мы и хотели с вами поговорить. Мне кажется, российским женщинам очень не хватает «кавказского фактора». У нас еще со времен Советского Союза кавказский мужчина был синонимом щедрости, красивых ухаживаний, букетов, комплиментов...

Кадыров: Да это вы мне комплименты делаете.

Собчак: А как же! Вы же у нас – главный кавказский мужчина. Вот и скажите – как вам удается влюблять в себя всех женщин – и чеченских, и русских?

Кадыров: Не знаю. Я уже не в теме давно. Я больше сейчас социально-экономическими вопросами занимаюсь. Я горжусь, что я чеченец. А в Чечне принято уважать женщину. Как в одной книге сказано: женщина правит миром. Ради нее ведутся войны, ради нее мужчины добиваются власти, совершают подвиги и преступления. А если так не делать, женщина рассеянно отворачивается и уходит к другому. Ты ей больше не нужен, она смотрит на тебя и улыбается, как сфинкс.

Собчак: Мне кажется, Рамзан, вы скромничаете. У вас не может быть неудач с женщинами.

Кадыров: Я говорю не о себе, а о нации. Я считаю, сегодня беда наших женщин – из Чечни и других красивые из них уезжают, рвутся в Москву, а их там продают за 500 рублей, на Тверской в клубах...

Соколова: Вы правы. Во всем, кроме расценок.

Кадыров: Потому что я никогда такими гадостями не занимался. От этого одни проблемы. Болезни всякие. Я против того, чтобы наши девушки ехали в Москву, одевались вульгарно, ходили по дорогим ресторанам. Кто будет защищать честь, достоинство, безопасность государства?

Соколова: Вы за женский призыв в армию?

Кадыров: Нет! Но нам нужны патриоты! А кто их рожает, этих патриотов? Кто будет их воспитывать? Та, которая себя продавала за 100 долларов? Это беда России.

Собчак: А свою дочку вы в Москву отпустили бы?

Кадыров: Никогда в жизни! Я дочку воспитываю как настоящую чеченскую девушку.

Соколова: А как воспитать настоящую чеченскую девушку?

Кадыров: Так же, как их воспитывали наши родители, деды, прадеды.

Соколова: То есть в исламе?

Кадыров: Конечно! Мы, мусульмане, ценим женщину. За публичное оскорбление, унижение женщины у нас бывает кровная месть. А женщина должна все это ценить и знать свое место. Например, в нашем роду ни одна женщина не работала и не будет работать.

Соколова: А если ваша дочь, например, захочет работать?

Собчак: Например, решит стать телеведущей?

Кадыров: Она не должна этого хотеть.

Соколова: А почему вы должны чего-то хотеть, а она не должна?

Кадыров: Моя старшая дочка уже знает Коран в совершенстве! Она отличница в школе, пример подает...

Собчак: Хорошо, а если она решит выйти замуж за русского?

Кадыров: Это русские женщины должны за чеченцев выходить замуж срочно, чтоб у нас была смешанная кровь, чтобы дети были сильными.

Собчак: Русская женщина захочет работать...

Кадыров: Не захочет! Я еще не видел ни одной женщины, которая хотела бы вставать рано утром, не спать ночью, чтобы работать. Если муж ей все дает, зачем работать?

Собчак: То есть вы думаете, что если молодой симпатичный чеченец предложит, например, мне (незамужней девушке) все блага – золото, бриллианты – и скажет: будешь детей рожать и дом вести, – я соглашусь?

Кадыров: Нет, у тебя не получится. Мне тебя не переубедить уже. Хотя ты сильная, красивая девушка. И телеведущая хорошая. Мы телевизор включаем, когда Собчак показывают, а когда не показывают – выключаем. Но все, что ты делаешь, для наших дочерей и сестер категорически запрещено. Запрещено об этом даже думать!

Соколова: Но телевизор им можно смотреть?

Кадыров: Не все программы.

Собчак: А какие нельзя?

Кадыров: «Дом-2», например.

Собчак: Как же вы со мной-то разговариваете? И вообще, вот вы российский телевизор ругаете, а сами очень даже горазды у себя отечественный шоу-бизнес принимать. О вас уже легенды ходят! И о вашей щедрости. То Яна Рудковская из Чечни на новеньком «Порше Кайен» уезжает, то Сергей Зверев в часах с турбийоном. У вас прямо мекка русского шоу-бизнеса! А иностранных исполнителей не приглашаете? Мадонну бы позвали или Стива Тайлера...

Кадыров: А почему я должен иностранцев звать? Чем наши хуже? Вот Сабрина, например. Несколько раз здесь бывала. Молодая российская звезда...

Собчак: Ей лет 16, по-моему...

Кадыров: Больше, 18. Совершеннолетняя уже.

Собчак: Это самое главное!

Кадыров: Да, она мне нравится. Еще Катя Лель нравится. Особенно когда на чеченском поет.

Соколова: Специально для вас разучила?

Кадыров: Не для меня, а для нации. Я для народа и чеченскую «Фабрику звезд» сделал.

Собчак: А скажите, Рамзан, вот меня давно мучает вопрос – почему чеченскую «Фабрику звезд» вел Сергей Зверев? Это, я бы сказала... несколько неожиданный выбор...

Кадыров: Нет, у нас свои ведущие были. Зверев только на одну программу приехал.

Собчак: А правда, что «турбийон» со своей руки сняли и Звереву подарили?

Кадыров: Да, я свои часы подарил ему.

Собчак: Вот мне и интересно, что общего между Сергеем Зверевым и Рамзаном Кадыровым? Вы же с ним как носорог и енот – полные противоположности! Взять хотя бы внешний вид Сергея – прическа, губы...

Кадыров: При чем тут внешний вид? У него работа такая, он стилист, поет. У него взгляды другие на жизнь. А так человек интересный, компанейский.

Соколова: А еще говорят, Кадыров – ненавистник гей-культуры. Да вы – либерал!

Кадыров: Нет, нет, нет! Ты что?! Я к гей-культуре... категорически против отношусь!

Собчак: Но, Рамзан, вы же понимаете, что Сергей Зверев, как бы это выразиться... не спит с женщинами...

Кадыров: А ты видела?! Я у него спросил...

Соколова: И что же он?..

Кадыров: Он честное слово дал, что не гей!

Собчак: И вы ему сразу поверили. То есть пришел к вам такой вот человек Сергей Зверев с силиконовыми губами, причесоном нарядным и говорит: «Я, честное слово, натурал».

Соколова: А потом: «Ой, Рамзан, какие у тебя часики...»

Кадыров: Нет! Все было не так...

Собчак: А как?

Кадыров: Я с девчатами сидел, с нашими девчатами.

Соколова: Ага, теперь на попятный!..

Кадыров: Дима Билан закончил концерт, потом наши ребята танцевали лезгинку. Потом я стал девушкам новогодние подарки дарить.

Собчак: И тут незаметно подкрался...

Кадыров: Вы меня в неловкое положение ставите! Чеченец о таких вещах даже говорить не должен. Он мне слово дал!

Собчак: Из вашего рассказа следует, что человек вы доверчивый. Рамзан, как бы мне ни было неприятно, но я должна вам открыть страшную тайну. Боюсь, кроме меня, этого никто не сделает.

Кадыров: Давай!

Собчак: Сергей Зверев вам соврал. Теперь у него на руке ваши часы. Вы вообще представляете, что он может этими руками делать?!

Кадыров: Послушайте, у вас в России очень много геев. У них есть часы, кольца, трусы. Почему я должен иметь к этому какое-то отношение?! Зверев сказал, что не «голубой», и я ему поверил. Вы не имеете права клеветать на человека! Это очень большой грех! Вот про меня тоже пишут: людоед, убийца, наркоман, похищает людей. А это абсолютно не подтверждается!

Соколова: Видим.

Кадыров: Никогда в жизни я не убивал, не похищал человека... Я простую сигарету никогда не пробовал, ни спиртное, ни наркотики. В клуб один раз в жизни пришел.

Соколова: Рамзан, вы так оправдываетесь, как будто мы обвиняем вас в том, что вы едите христианских младенцев. Подарить турбийон Сергею Звереву – не преступление.

Кадыров: Для чеченца это самое страшное оскорбление – сказать: я дружу с геем! Я не должен даже такое слово произносить.

Собчак: Я знаю, что у вас семь детей.

Кадыров: Да. Три сына и четыре дочери.

Собчак: И все от вашей жены?

Кадыров: Конечно!

Соколова: А сколько ей лет?

Кадыров: 28.

Собчак (после паузы): И как... она себя чувствует?

Кадыров: Прекрасно! Воспитывает детей.

Соколова: Ваша жена – героическая женщина. Я родила одного и чуть не умерла от ужаса. А вы хотите еще детей?

Кадыров: Конечно!

Соколова: Но вряд ли ваша жена захочет рожать восьмого.

Кадыров: Почему?

Соколова: Это просто физически очень тяжело.

Собчак: Рамзан, по шариату вы, насколько я понимаю, имеете право иметь четыре жены. Вы собираетесь воспользоваться этим правом? При ваших материальных возможностях вполне можно себе позволить...

Кадыров: Ищу, ищу красивую. Пока не нашел.

Собчак: А русских девушек вы рассматриваете?

Кадыров: Раньше рассматривал. Сейчас нет.

Соколова: Почему же переменили мнение?

Кадыров: По политическим причинам. У нас в Чечне женщин на 30 процентов больше, чем мужчин. Надо своим помочь.

Соколова: А как бы ваша жена отнеслась к появлению еще пары жен?

Кадыров: Наверное, была бы против, как всякая нормальная женщина. Но я бы объяснял. Думаю, мы найдем общий язык.

Собчак: У меня в Москве много знакомых кавказских мужчин. Почти у каждого есть жена и любовницы. И я заметила большую разницу в отношении: жену – уважаю, она рожает детей, и все. А за любовницами они ухаживают – дарят цветы, бриллианты. Почему так?

Кадыров: Не знаю. У меня никогда не было любовницы.

Соколова: То есть вы жене никогда не изменяли?

Кадыров: Нет. Никогда.

Соколова: Значит, опять клевещут враги. Хорошо, а не скучно просто уважать женщину?

Кадыров: «Не скучно?»

Соколова: Но вот вы говорите, что за женой никогда не ухаживали. Что женщина – она нужна только чтобы вести дом, рожать детей. Так жить не скучно?

Кадыров: Я служу народу! У меня времени не хватает даже спать, не то что на всякое. Может, со временем...

Соколова: В нашем диалоге мне нравится то, что по весьма щекотливым вопросам мы если и не находим общего языка, то, по крайней мере, преодолеваем фатальную разницу культур. Давайте продолжим сближение. Расскажите, какие вещи являются абсолютным табу, запретом в чеченской семье?

Кадыров: Под запретом находится все, что вы делаете.

Собчак: Приведите пример.

Кадыров: Ваша речь. Матом ругаться нельзя.

Собчак: Да мы ни разу за все время разговора с вами ни одного матерного слова не произнесли!

Соколова: Хотя иногда хотелось.

Кадыров (Собчак): Ты в прошлый раз мне матерные анекдоты рассказывала.

Собчак: Так вам же понравилось!!!

Кадыров: Ну, понравилось. Но это нельзя. И вообще посмотри, как ты сидишь! У тебя же трусы видно!

Собчак: Это мое самое приличное платье!

Соколова: Ладно, не переходим на личности! А в сексуальной жизни есть какие-то запреты?

Кадыров: Такое на людях не обсуждается.

Собчак: А презервативом можно пользоваться?

Кадыров: Замолчи!

Соколова: А в Чечне вообще секс есть?!

Кадыров: Шайтан вас возьми! Нету у нас секса!

Соколова: Хорошо. Про секс нельзя, поговорим про политику. Вы зачем чеченкам выходить замуж в европейских свадебных платьях запретили?

Кадыров: Во-первых, не запретил, а дал рекомендацию. Во-вторых, знаешь, у нас какие национальные платья красивые.

Собчак: Прямо лучше Valentino?

Кадыров: А я сейчас попрошу министра культуры, чтобы тебе померить принесли. (Звонит министру.)

Собчак: Ой, я, право...

Кадыров: Хоть выглядеть прилично будешь...

Собчак: Рамзан, если у нас дошло до платья. Позвольте предложить вам кое-что. Возьмите меня второй женой.

Кадыров: Шайтан!
кадыров

Собчак: Я считаю, это будет впечатляющая патриотическо-воспитательная акция. Падшая российская телеведущая исправляется под облагораживающим влиянием вас и законов шариата.

Кадыров: Интересное предложение. Но тебя придется много воспитывать. Наказывать.

Собчак: Как? Бить будете? Или в угол на горох поставите?

Кадыров: Нет. Но дома буду запирать. На ключ.

Собчак: То есть на дискотеку ни-ни? А я в окно по веревочной лестнице!

Кадыров: Придется применить наручники.

Соколова: О, какое пошло садо-мазо!

Собчак: Ага, ролевые игры.

Кадыров (грустно): Я же говорил, что вы обе – испорченный материал. А жалко.
Tags: философия в будуаре
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments