nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Если я вас скажу, сколько среди иудеев лжецов, вы сочтёте меня за лжеца.

Флора Зиновьевна Геращенко.



"Я была у мамы поздним ребенком, родилась в октябре 1940 года, за несколько месяцев до начала войны.



Я знаю, что голодали мы очень сильно. Чем меня мама спасала? Она сдавала всеми правдами и неправдами свою кровь. У нее была кровь нулевой группы, которая может вливаться людям не только с этой, но и с другими группами, поэтому ее кровь всегда была нужна. По возможности она сдавала больше, чем надо. Из-за этого еле таскала ноги. Но за сдачу крови ее кормили в столовой. Что-то домой приносила.



Но этого, конечно, всё равно не хватало. И однажды мама решила приготовить оладьи из найденной где-то муки, с которой был смешан крысиный яд - для приманки и травления крыс. Это увидела наша соседка по коммуналке, тетя Женя, всё поняла и вывалила эту ядовитую смесь за окно. Они тогда даже подрались, мама кричала: "А чем мне кормить ребенка?!

- Флора, ты в порядке? Ты не гонишь, Флора?



Но это было уже после смерти дедушки - он умер в конце декабря или начале января 1942 года. Это случилось, когда мама была на работе. Когда она пришла, дед уже был мёртвый, а я ползала по нему и собирала крошки хлеба. Я думаю, он меня тоже спасал, какие-то крошечки находил и давал, раз я потом собирала их… Я в то время еще не разговаривала, знала только одно слово "дай".

- Покажите нам эту идиотку, мы должны убедиться, что она реальна.



Мама на санках повезла дедушку на пункт, где складывали трупы. Когда привезла, выбилась из сил и упала там в голодный обморок. Ее спасли две девочки, лет по шестнадцать — мама говорила, что запомнила их лица, но не помнит имён. Они ее подняли с земли, привели в чувство, похлопав по щекам, дали ей кусочек сухаря и привели ее домой. Спасли ее - и этим спасли меня.

- Флорка, я, конечно, та еще курица, много чего напридумывала разного... Но ты!!!



В 1942 году, в мае или июне, не знаю точно, нас по Ладоге эвакуировали из Ленинграда. Я к тому времени была уже полуживая, у меня была страшная степень дистрофии и кровавый понос. Мама рассказывала, что, когда мы ехали в поезде, я кричала диким криком от боли, нас даже хотели снять с поезда, но потом сжалились и заставили маму перейти в туалет. Так и доехали.


(наберите в своем поисковике "эвакуация детей с блокадного Ленинграда" и увидите другие, "кроваво-поносные" скелетики...)

В Ленинграде еще жила мамина младшая сестра, тетя Катя, ее муж работал на заводе "Большевик". Когда их вывезли в эвакуацию вместе с заводским оборудованием, он впервые за долгие месяцы досыта наелся, чего сразу делать было категорически нельзя, и умер, как тогда говорили, от разрыва желудка. Фактически же от голода. Такое происходило со многими ленинградцами.



Перенесенный в детстве голод, конечно, не прошел без последствий. У моего внука - врожденная дисплазия костных тканей. Я читала, что детей блокады врачи сравнивают с детьми из нацистских концлагерей. У них на клеточном уровне сказался недостаток кальция, и последствия этого передаются вплоть до пятого поколения".

- Где ты это читала, Флора? Я тоже хочу!


Tags: война, коммунизм, трагедия, уроды
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments