nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Советская Россия приватизировала победу над Германией.

Ни одному потомку англичан, американцев, французов, чьи деды погибли на полях сражений Второй мировой войны, не нравится (мягко говоря), принижение памяти их предков, в угоду Советам, которые непомерно (по их мнению), возвеличили свое главенствующее значение в исторической Победе.



Представьте себе на минутку, что ваш дед, сбежавший в США от Красного террора, попал в американскую армию и погиб защищая мир от фашизма, точно так же, как погиб советский солдат. Но, почему-то, поминать своего героического предка американец должен "второстепенно": не главную роль сыграл его дед, а лишь будучи "подмастерьем" русских "ваятелей победы". Человеческая природа, генная память, зов крови, наконец, никогда не позволят принизить роль геройски погибшего члена своей семьи, своего рода, своего генеалогического древа. И нету разницы - воевал дед 4 года или погиб в первом же бою.



"И вот, есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними.
Евангелии от Луки (гл. 13, ст. 30)



Каждый Иван должен гордиться Иваном Ивановичем, но заставлять Смита склонить голову перед русской воинской славой и только потом вспомнить о Смите Смитовиче, Иван делать не должен! Это неправильно, это бесперспективно и просто глупо.



Есть миллионы русских людей, которые были бы на седьмом небе от счастья, если бы "теперешние" немцы проклинали своих предков, плевали на их могилы, желали им землю стекловатой и называли не иначе, как "проклятые фашисты"...



Россия - это не Советы. Точно так Германия - это не Третий рейх. И немцы, помня прошлое, говорят: "Никогда более", а россияне, так же его помня, способны рыкнуть: "Можем повторить!"...



Доказательств "советской приватизации" Победы предостаточно. Приведу лишь некоторые.

"В борьбе, против немцев на долю Красной Армии выпали невиданные прежде невзгоды и трудности. Но и победам, одержанным нами, нет равных в истории. Советское оружие, сталинское военное мастерство, советская идеология братства и дружбы народов, животворная сила советского патриотизма, вновь и вновь торжествуют на полях гигантских и яростных сражений".
"Красная звезда" № 105 от 06.05.1945 г.

"Если бы не было на свете такой силы, которая называется Союзом Советских Социалистических Республик, если бы не было могучей социалистической страны, руководимой партией Ленина-Сталина, руководимой Сталиным, великим продолжателем дела Ленина, ничто не помешало бы германским фашистам полностью осуществить свои изуверские планы. И не мифом, а страшной реальностью стало бы это «тысячелетнее царство» с Берлином в центре. Советский народ спас мир от этой угрозы. Тяжкий ратный путь! Годы всенародной страды! Какой же еще народ прошел этим путем? Кто же еще в мире так много отдал делу победы?"
"Красный флот" № 105 от 06.05.1945 г.

"Красная Армия в интересах своей Родины, в интересах Европы, в интересах человечества делает своё дело основательно. Разбойничье немецкое гнездо сносится до основания. За преступления против человечества Берлин, наконец, расплатился, и Красная Армия выполнила свой святой долг грозного судьи и благородного защитника цивилизации. Конец Берлина бесславен. Он грязно жил. Он позорно издох. Берлин рассыпался на куски под могучими ударами Красной Армии".
"Правда" 06.05.1945 г.

И немцы тоже имеют полное право на свое видение истории того времени, и более того - без "немецкой истории", история той войны никогда не будет правдивой.

"Утерянные победы. Исповедь солдата".Фельдмаршал Манштейн.



"Путник, придешь в Спарту, скажи там, что видел нас лежащими здесь, как велел закон".



Эти стихи, донесшие до нас весть о героизме защитников Фермопил и считавшиеся с тех пор песнью песней храбрости, верности и долга, никогда не будут высечены на камне в Сталинграде, городе на Волге, в память о жертвах погибшей там 6-ой армии. Над заметенными следами погибших, умерших с голоду, замерзших немецких солдат никогда не станет крест, не будет водружен надгробный камень. Но память об их непередаваемых страданиях и смерти, об их беспримерной храбрости, преданности и верности долгу переживет время, когда уже давно умолкнут триумфальные крики победителей, когда умолкнут стоны страдающих, забудется гнев разочарованных и ожесточенных.



Пусть эта храбрость была напрасной, пусть это была верность человеку, который не понимал ее, не отвечал на нее тем же, а поэтому и не заслуживал ее.



Пусть это выполнение долга привело к гибели или плену, но все же эта храбрость, эта верность, это служение долгу остаются песнью песней немецкого солдатского духа!

Жертва может оказаться напрасной, если она принесена проигранному делу, верность - бессмысленной, если она относилась к режиму, который не умел ее ценить. Верность долгу может оказаться ошибкой, если основания, на которых она покоилась, оказались ложными. И все же остается этическая ценность убеждения, из-за которого солдаты 6-ой армии прошли свой жертвенный путь до конца.



Описать героизм немецкой 6-ой армии окажется когда-нибудь под силу перу настоящего писателя. Но страдания и гибель немецких солдат слишком священны, чтобы делать из них сенсацию ужасов, использовать их как источник сомнительных разоблачений или как возможность для политического спора. Пером того, кто хочет сделать свой вклад в историю этой трагедии, должно двигать благоговение, а не ненависть. Тот, кто, подобно мне, участвовал в битве под Сталинградом, находясь на ответственном посту - хотя бы извне и не имея возможности оказывать на нее влияние, - тот, в чьей груди бьется сердце солдата, тот не осквернит пустыми словами смертный путь героев Сталинграда.
Трагедии этого события не соответствует ни громкая фраза, ни фальшивый голос ненависти. Автор будет довольствоваться объективным изложением того, что он может сказать со своей точки зрения, что он считает возможным оценить реалистически. Окончательное суждение он предоставит истории, уверенный, что история будет справедлива, по крайней мере, к тем, которые, веря в свой долг, прошли этот горький путь.



Я не берусь описывать страдания и бои солдат 6-ой армии, в которых мне помешал участвовать мой служебный долг. Я не буду здесь касаться человеческой стороны трагедии, страданий, отчаяния или ожесточения, смерти этих людей, страха, забот и печали их близких в те дни.



Начавшаяся в последние дни 1942 г. смертельная борьба 6-ой армии - это история небывалых страданий и гибели немецких солдат. Здесь было и отчаяние, и понятное ожесточение людей, доверие которых было обмануто, но еще больше проявилась мужественная твердость этих людей перед незаслуженно тяжелой, но неизбежной судьбой, их беззаветная храбрость, неизменная верность долгу и чувство боевого товарищества, самопожертвование и смирение перед Богом!

Я не буду говорить обо всем этом не потому, что мы, находясь в штабе группы армий, не прочувствовали в глубине нашей души все, что пришлось вынести 6 армии. Благоговение перед беспримерным героизмом не позволяет мне подыскать слова, действительно достойные всего этого.



После долгих и резких споров Гитлер отклонил просьбу, исходившую от Паулюса и от меня, и отдал армии приказ продолжать бой до последней возможности.



Кроме того, он заявил, что капитуляция бесполезна, так как русские все равно не будут соблюдать никаких условий. Если не на словах, то по существу в этом он оказался прав, так как из 90000 пленных, оказавшихся, в конце концов, в руках Советов, ныне осталось в живых едва ли несколько тысяч. При этом нужно подчеркнуть, что русские имели исправные железные дороги, подходившие вплотную к Сталинграду, так что при желании они могли бы обеспечить снабжение и эвакуацию пленных. Высокая смертность была неизбежна из-за морозов и истощения, но в данном случае цифра смертности превзошла всякие границы.



Чего не могли сделать тягчайшие бои, жестокий голод и лютые морозы русской степи, то довершил советский плен.



Такова была судьба этих солдат, которые сдались только тогда, когда их обессилевшие руки не в состоянии были больше держать оружие, когда закоченевшими пальцами они не могли уже стрелять, когда у них кончились боеприпасы и они оказались беззащитными перед подавляющим численным превосходством противника. Все же благодаря самоотверженности немецких летчиков из котла удалось эвакуировать около 30000 раненых.

Тому, кто захотел бы узнать, на ком же лежит ответственность за трагическую гибель 6 армии, дал недвусмысленный ответ сам Гитлер: "За Сталинград я один несу ответственность! Я мог бы, быть может, сказать, что Геринг неправильно информировал меня о возможностях снабжения по воздуху, и таким образом переложить хотя бы часть ответственности на него. Но он мой преемник, которого я сам назначил себе, а потому я не могу допустить, чтобы на нем лежала ответственность за Сталинград".



Своей несравненной храбростью и верностью своему долгу солдаты и офицеры этой армии воздвигли памятник духу немецкого солдата, который будет стоять на вечные времена, хотя он и не отлит из бронзы и не высечен из камня. Это незримый памятник, на котором начертаны слова, стоящие в начале этого повествования о великой трагедии немецкого солдата".

МНОГИЕ ВЕЩИ НАМ НЕПОНЯТНЫ НЕ ПОТОМУ, ЧТО НАШИ ПОНЯТИЯ СЛАБЫ, А ПОТОМУ, ЧТО СИИ ВЕЩИ НЕ ВХОДЯТ В КРУГ НАШИХ ПОНЯТИЙ.
Козьма Прутков




p.s. Патриарх поздравил с "торжественным днём" начала войны...

Tags: адвокат дьявола, война, трагедия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments