nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Могила неизвестного "несолдата".

Немцы называли таких солдат "Beutesoldaten" - трофейные. Для фашистов это было необъяснимой дикостью: бросать в бой необученных и в прямом смысле "неопознанных" людей. "Как это вообще такое возможно?!" - думали немцы, чтобы у человека не было документов, удостоверяющих хоть что-то... Зато у первого в мире социалистического государства, такими "пораженческими" людьми были "наводнены" практически все колхозы, совхозы и другие коматозы коммунизма.

24 октября 2014 года Госдума объявила 3 декабря Днём неизвестного солдата. "Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен".



"Прости свою страну за то, что имя твое неизвестно. Прости, если сможешь..." - так должно быть написано у Вечного огня.

А вот имена, которые превратили исполнителей бессмертного подвига в "неизвестные личности", известны очень хорошо. Они почитаемы, легендарны и орденоносны.



На окраинах городов, на пустырях заросшими сорняками, должны гореть другие "вечные огни" - факелы позора для жуковых и ему подобных "полководцев". Чтобы вечно жарились души коммунистических извергов, под корень истреблявших собственный народ.



Говорил Жуков "бабы еще нарожают" или не говорил, - совершенно не важно. "Кровавый мясник" поступал именно так и принуждал к своему "рацпредложению", весь генералитет "великой страны". Людей бросали в молох войны, как поленья в костер, около которого грелись будущие "творцы" Великой Победы.



Задолго до Жукова:

"Лошадей, конечно, начальство жалеет, - она денег стоит, лошадь, её тоже ведь надо купить, а людей чего жалеть? Бабы людей нарожают сколько хочешь, им только волю на это дай…"
Сергей Сергеев-Ценский. "Лютая зима". 1936 год.

"Бросьте наивничать. Вы просто не продумали до конца. Человечество - икра. Ну и пусть себе с Богом, леший намазывает её себе на бутерброд. В вечности нет жалости, ибо всё восстановимо. Этого добра много. Бабы нарожают".
Якова Меньшиков. "Тени свершений". 1931 года:

Они не были солдатами. Их не вооружали, не выдавали обмундирование. Никто их не считал, не учитывал, не брал в расчет. Никаких документов у них не имелось, да они и не требовались даже.



Все "новобранцы", в буквальном смысле "выловленные" на ранее оккупированных территория, автоматически считались предателями: под немцем жили потому что. Не ушли на фронт, не убежали к партизанам, не повесились, наконец, от пламенной нетерпимости к врагу... Вина их пред Родиной была очевидной, не требующей никаких дополнительный изъяснений, не говоря уже о судебных решениях. Военное время живет по законам военного времени: расстрел от своих или смерть в бою от чужих. "От чужих" был хоть какой-то шанс остаться в живых, поэтому "добровольцы" долго не думали...



Напомню, что приказ "О призыве в Красную Армию граждан, проживающих на освобожденных от оккупантов территориях", вышел в 1942 году. Призывали именно в ту Красную Армию, которая "всех сильней", но которой, как кровь с носа, нужны были "одноразовые" солдаты.



Выписка из приказа: "Войска действующей армии, ведя героическую борьбу на фронте против фашистских оккупантов, должны своевременно получать пополнение живой силой.
Наличные воинские контингенты нашей страны обеспечивают нам с избытком полное удовлетворение всех потребностей как в пополнении, так и в новых формированиях.
Однако в связи с транспортными трудностями уже подготовленные для фронта большие массы пополнения очень часто задерживаются в пути, запаздывают и прибывают в действующие части несвоевременно. Между тем кроме данного основного источника пополнения в полосе действующих армий имеется значительная, но до сих пор не использованная возможность наладить приток живой силы в войска непосредственно на месте. Эта возможность заключается в использовании ещё не служивших в армии военнообязанных освобождаемых от немецкой оккупации советских районов и областей.



Танк с бойцами Первого Украинского фронта на улице Красноармейской в Киеве. 1943 год. Посчитайте, сколько на танке бойцов и сколько "не бойцов".



А чуть ранее, в "неосвобожденном" еще Киеве, свои полицаи освобождали свой город, от своих партизан...



"Гуманное" советское правительство всегда давало шанс человеку исправить свои ошибки и искупить, тем самым, вину перед любимой Родиной. Осознавших свое "гнусное поведение" граждан, бросали на немецкие позиции, если повезет, то с оружием в руках... На довольствие этих "солдат" ставили лишь после первого боя, зная заранее, что в живых из них останутся единицы, если вообще кто-то останется...

Генерал вермахта Курт Типпельскирх: "Иногда немецким войскам удавалось нанести Красной Армии потери, превышавшие в двадцать раз потери оборонявшихся". Еще у кого-то остаются сомнения, за счет чего появлялся такой страшный процент?

"Самыми страшными оказались пулеметы. Легкие для перенесения скорострельные эмкашки с лентой на пятьсот патронов. Все они были предварительно пристреляны и теперь, каке бы из узких шеек брандспойтов, поливали берег, остров, реку, в которой кипело месиво из людей. Старые и молодые, сознательные и не сознательные, добровольцы и мобилизованные военкоматами, штрафники и гвардейцы, россияне и не россияне – все они кричали одни и те же слова: «Мама! Боженька! Боже!» и «Караул!», «Помогите!»... А пулеметы секли и секли, поливали разноцветными смертельными струйками. Хватаясь друг за друга раненые и те, кого еще не зацепили пули, вязанками шли под воду, река бурлила, вздрагивала от человеческих судорог, пенилась красными бурунами".
Виктор Астафьев "Прокляты и убиты".


("великих" советских фотодокументалистов на таких сражениях не было, это очень опасно, убить там могут... Поэтому, всего лишь, написанная художником картина)

Их называли "Черная пехота" или "Чернопиджачники".

По траншее прошла группа штатских с вещмешками:
- С Орловщины мы, пополнение - неохотно отвечали они на расспросы.
- Какое же вы пополнение, когда вы в гражданском и без винтовок?
- Нам сказали, что в бою получите.



"Берега Днепра, как весенними цветами, пестрели трупами в разноцветной гражданской одежде. Количество погибших было таким, что не всех удавалось даже похоронить по-человечески. Густо плавали в воде трупы с выклеваными глазами, начавшие раскисать, с лицами, которые пенились, как будто намыленные... Саперы, которых послали вытягивать трупы из воды и закапывать их, не справлялись с работой – слишком много было убито народу... А затем за рекой же продолжалось сгребание трупов, наполнялись человеческим месивом все новые и новые ямы, однако многих и многих павших на плацдарме так и не удалось отыскать по балкам, похоронить".
Виктор Астафьев. "Прокляты и убиты"



"Я солдат. В стихах, как и на поле,
Я хочу быть в дружеских рядах.
Я - мобилизован. Лучшей доли
Не искал и не ищу в мечтах.
Разве может страшно быть и плохо,
Разве можно плакать и скулить,
Если приказала нам эпоха
Родину любимую добыть.
Все свое, все личное - пустое,
Слякоть высыхающих дождей.
Здравствуй снова, время боевое,
С золотыми трубами вождей!
Здравствуй, право за святое дело
Всей душою принести обет...
Что ж, чернорубашечники, смело
К озаренным рубежам побед!
Новое мы, кованое племя.
Только нам переломить беду.
Нас своими называет время.
Нам Россия отвечает: Жду!"
Арсений Немелов

Tags: война, коммунизм, стихи, трагедия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments