nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Об "одном кровожадном еврее-большевике" - как называл его Геббельс.

Шведская газета "Дагпостен": "Эренбург держит все рекорды в интеллектуальном садизме."



Командующий группой армий "Норд" Федор фон Бок: "Илья Эренбург требует, чтобы азиатские народы наслаждались нашими женщинами. "Берите белокурых женщин - это ваша добыча". Илья Эренбург будит низменные инстинкты степи. Подлец тот, кто отступит, ибо немецкие солдаты защищают своих собственных жен".

Британский историк Энтони Бивор в своей книге "Падение Берлина. 1945" высказывает предположение, что насилия, совершенные солдатами Красной армии на территории Германии в 1944-1945 годах, спровоцировал возникший в процессе этой страшной войны призыв "убей немца", то есть не врага, не солдата-захватчика, а именно немца".



"Не люблю в Эренбурга – камней,
Хоть меня вы камнями побейте.
Он, всех маршалов наших умней,
Нас привёл в сорок пятом к победе".
Евгений Евтушенко

"Есть нечто отвратительное в агонии Германии: старая ведьма, кончаясь, кокетливо показывает свои телеса и охорашивается..."



"Легко понять несложную «стратегию» фрица: он побывал в Смоленске, теперь он должен защищать Эрфурт от американцев, а за спиной у него Красная Армия, за спиной у него тот самый смолянин, дом которого фриц сжег, семью которого убил".



"Издыхая, они кусаются. Английские корреспонденты рассказывают, как к американскому военному врачу пришла, обливаясь слезами, немка с просьбой спасти ее ребенка. Врач поехал на "виллисе". А потом нашли труп водителя: исчезли и доктор, и «виллис», и немка. Есть в Германии немало злодеев, которым нечего терять: их имена известны, преступления зарегистрированы. Эти будут кусаться до конца. Их нельзя приручить леденцами, металл уместнее".

Надеюсь, что никому не нужно объяснять, кто убил доктора, женщину, ее ребенка и водителя. Или все же рассказать, кто угнал еще и "виллис"?



"Никто меня не заподозрит в неприязни к Франции. Я считаю Франсуа Мориака очень талантливым писателем. Но теперь Франсуа Мориак преисполнен милосердия к вчерашним тюремщикам Франции. Он льет слезы над судьбой обитателей Вестфалии и Баварии. Не от избытка христианского всепрощения Франсуа Мориак заступается за немцев: его пугает мощь Советского Союза. Он говорит: "Нам грозит триумф Советской России! Если мы будет мстить немцам, восторжествует красное зарево!". Страшно. Отвратительно. И трудно понять, как эти строки написаны рукой француза, написаны в Париже, который узнал освобождение только потому, что Советская Россия выстояла, потому, что Советская Россия не прощала, не прощает и не простит фашистской Германии".



"Мир увидел, что такое Красная Армия. Фрицы могут сдаваться американцам: это их дело. В конечном счете у них остался этот выбор: кому сдаваться; Ведь есть коалиция, есть совесть народов; и нежинский зондерфюрер, отведав американского сала, отрыгнет на русской виселице".

"Когда-то беда одного обиженного потрясала совесть человечества. Так было с делом Дрейфуса: одного невинного еврея осудили на заточение в крепость, и это возмутило мир. Негодовал Эмиль Золя, выступали Анатоль Франс, Мирбо, а с ними лучшие умы всей Европы. Гитлеровцы убили у нас не одного, а миллионы невинных евреев. И нашлись люди на Западе, которые упрекают наши сухие, скромные отчеты в "преувеличении". Я хотел бы, чтобы до конца их дней зарубежным умиротворителям снились бы дети в наших ярах, полуживые, с раздробленными телами, зовущие перед смертью своих матерей".



"Тандемчик" в книжице писнул: "Шесть миллионов!!! Караул!!!"



"Горе нашей Родины, горе всех сирот, наше горе - ты с нами в эти дни побед, ты раздуваешь огонь непримиримости, ты будишь совесть спящих, ты кидаешь тень, тень изуродованной березы, тень виселицы, тень плачущей матери на весну мира".



Вот так, мрази эренбурги, вытравливали в советских людях человечность, приучая нас всех к обыденности убийств, к жестокости, к подлости, к обесцениванию жизни. Кровь за кровь, зуб за зуб, берёзу за берёзу... 75 лет уже минуло, а мы всё режем, сжигаем, закатываем в асфальт, топим к канализационных люках... Насилуем, глумимся, изуверствуем... Но уже не над врагом - над ближним - над братом, родственником, соседом, единоверцем... Зверства, которые совершали советские люди, по отношению к себе подобным (под мирным небом совершали!!!), - это результат "онлайн-уроков" кодлы эренбургов, утвердивших постулат Торы: "Убийство гоя подобно убийству дикого животного".



"Справедливо, закономерно, человечно, что именно Красная Армия укрощает Берлин. Теперь и слепые видят, чьи ноги прошли от Сальских степей до Эльбы, чьи руки разбили броню Германии. Мы пришли в Берлин, потому что крепкие советские люди, когда судьба искушала их малодушным спасением, умирали, но не сдавались. Мир теперь видит сияющее лицо победы, но пусть мир помнит, как рождалась эта победа: в русской крови, на русской земле".

Илюшка в Нюрнберге



"Мирный Берлин наслаждался невинными забавами: бюргер, покупая ботинки, требовал, чтобы предварительно поглядели с помощью радиоскопии, хорошо ли сидит на нем обувь. Потом он шел в ресторан и, прежде чем проглотить бифштекс, справлялся, сколько в нем калорий - четыреста или пятьсот".

Германия 1936 год



"А в соседнем доме специалисты чертили планы печей Майданека, Освенцима, Бухенвальда. И вот цифра: шесть тонн женских волос... Что было бы с детьми канадского фермера и австралийского пастуха, если бы товарищ Сидоров не дошел до Берлина?"

"Свершилось! Она перед нами, не слово, не мрамор, горячая, живая, в гимнастерке, полинявшей от солнца и дождей, седая от пыли походов, с ленточками ранений на груди, самая прекрасная и самая любимая, наша Победа! В это утро мира мы думаем об одном человеке, к нему обращаются взоры всех. Не только в военном гении дело, не только в зоркости, которая позволяет капитану провести корабль через страшный шторм. Сталин для нас больше - он как бы пережил горе каждого из нас и с каждым вместе сражался и побеждал, и не одно сердце бьется под его солдатской шинелью, а двести миллионов сердец. Вот почему имя Сталина не только у нас, во всем мире связано с концом ночи, с первым утром счастья. Ты победила, Родина!"



Писатели Алексей Толстой, Константин Симонов, Илья Эренбург и начальник отдела Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков Дмитрий Кудрявцев (слева направо). Харьков. Декабрь 1943 года.


(вот кому война была матерью родной. Все свое благосостояние эти пижоны нажили на трагедии 1941-45 годов. Хватило и им, и детям их, и внукам).

"Есть люди, и есть людоеды. Немцы брали детей и ударяли ими о дерево. Для воина Красной Армии ребенок — это ребенок. Я видел, как русские солдаты спасали немецких детей, и мы не стыдимся этого, мы этим гордимся. От этого не слабее наша ненависть. Злодеи не найдут у нас ни снисхождения, ни отсрочки. Мы суровы и справедливы".



"Мы не знаем мифа "крови", придуманного припадочным немецким ефрейтором. Мы выросли в стране социализма. Мы помним, чем жил Ленин. Мы горды тем, что Сталин не только величайший полководец, но и первый воин свободы, первый рыцарь справедливости. Немцы жгли избы с людьми, привязывали к конским хвостам старух, бесчинствовали, терзали беззащитных, насиловали. Нет, мы не будем платить им той же монетой! Наша ненависть - высокое чувство, оно требует суда, а не расправы, кары, а не насилия. Воин Красной Армии - рыцарь. Он освобождает украинских девушек и французских пленных. Он освобождает поляков и сербов. Он убивает солдат Гитлера, но он не глумится над немецкими старухами. Он не палач и не насильник. На немецкой земле мы остались советскими людьми. Мы видим немок, еще вчера издевавшихся над нашими девушками. Эти немки испуганы, угодливы, блудливы. Мы говорим: пусть работают в поте лица своего. Пусть те из них, кто повинен в злодеяниях, ответят перед судом. Но советский воин не тронет женщины. Но советский воин не станет издеваться над немкой или любезничать с нею: он выше ее, он ее презирает за то, что она была женой палача, за то, что воспитала изувера. Молча пройдет мимо немецкой женщины советский воин: он пришел в Германию не за добычей, не за барахлом, не за наложницами, он пришел в Германию за справедливостью. Он пришел не для того, чтобы разглядывать глупую и жадную куклу, а для того, чтобы укротить Германию".



Писатель Илья Эренбург среди сотрудников армейской газеты. 1943 г.



Вот так писалась "правда о войне", вот этими вояками, которые потом скажут о себе: "Прошли всю войну". Они то и будут лицами победителей на Парадах Победы. Печально всё это... Те, кто "мимо проходил", стали теми, кто "был в самой гуще". Подло это, по отношению к тем, кто заслужил, кто достоин Парада, но никогда на нем не был.

Симонов и другие "снайперы пера" бьющие в пустые головы без промаха. До сих пор...




"Миллионы немцев узнают расплату. Они не будут в своих пивных пить пиво. Они не будут жрать колбасу в своих Свинемюнде и Швайнфуртах. Они будут отстраивать разрушенные города. Дробить камень. Таскать плиты. Рубить лес. Не хватит крови злодеев и пота грабителей, чтобы искупить содеянное ими. Семимильными шагами война идет к границам Германии. Трещат немецкие города под тоннами фугасок. Трепещут немцы и немки. Они слышат в ночи шаги богини, древней Немезиды. У справедливости широко раскрыты глаза. Эти глаза смотрят на Германию, и под холодным взглядом каменеет страна злодеев".



Выживший узник, освобожденный из концлагеря Дора-Миттельбау, держит за волосы пойманного охранника из числа военнослужащих частей СС.


(ошибка исключена: справа - "чудом выживший узник", слева - эсэсовец)

А вот другие, "чудом спасшиеся"...



Первые советские переселенцы в Кёнисберг, ставший Калининградом.



"Люди, которые не верят, что гитлеровцы совершили страшные злодеяния, - фашисты, в какие бы одежды они ни рядились. Люди, которые кричат "не казните убийц", становятся соучастниками массовых убийств. Люди, которые вступаются за якобы оклеветанную Германию, которые уже хлопочут об амнистии палачам, - не человеколюбцы, а любители зла. Они боятся торжества справедливости потому, что им, этим белоснежным, уютней да и выгодней жить с фашистами и полуфашистами; они боятся прозревших народов и разбуженной совести".



Валерия Новодворская о Эренбурге: "На нем лежал отпечаток беспокойного гения еврейского народа. В 1922 г. он предсказал Холокост. И тогда же нарисовал основные черты сталинизма как добровольного целования наручников. Учитель, великий провокатор. Он мог бы считаться вторым Шолом-Алейхемом, но он был не так добродушен, как Шолом-Алейхем, он был желчен и злопамятен, он умел ненавидеть. Сквозь современность в нем проглядывали и Книга Иова, и Книга Экклезиаста, и Книга Бытия, и Песня Песней, и библейские псалмы. Он был последним европейцем Советской России: за ним опускается занавес, прямо за его спиной. На много лет. На десятилетия. До 1991 года".

Tags: адвокат дьявола, война, зомбоящик, трагедия, уроды, холокост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments