nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

"У войны не женское лицо". "Полевые жёны" призадумались...



Википедия, после многострочного перечисления не подающихся разумению подвигов "Ночных ведьм", которые напрочь рушат все стереотипы про "не женское лицо", одной строкой-резюме опровергла всё "многострочье": "15 октября 1945 года полк был расформирован, а большинство лётчиц демобилизовано".

Как такое возможно??? Орденоносный, краснознаменный, во всем мире известный боевой полк, расформировать? Как можно было "отправить на пенсию" ценнейший боевой опыт и знания? А как же "смена поколений", как династии, как "по стопам героев"?...

А знаете как? Ночь-то она тёмная, в ней легко упрятать свои делишки и тяжело другим их рассмотреть. Война - это дело тёмное, очень тёмное... А когда наступает мир, то светлеет всё вокруг, или сереет... не суть, главное - становится виднее. Некие, ранее не непонятные, очертания, обретают четкие контуры и "Ночные ведьмы", предстают в настоящем своем образе - "Ночных бабочек" - по-теперешнему, и "Полевых жен" по-фронтовому.

Жуков - Рокоссовскому:
- Костя, война закончилась и даю тебе пару месяцев, чтобы разрулить ситуацию... Звезды им оставь, пусть носят, но чтобы и духу их близко у аэродромов не было! Сам знаешь, как воевали летчицы эти... Пристрой их куда-нибудь, чтобы были, как бы, на виду, но совершенно незаметны. Мы сами придумали этот цирк, самим и отменять гастроли...




Галина Таланова - походно-полевая жена Рокоссовского, к которой он относился очень бережно и после войны, помогая растить их общую дочь.



Жена маршала обо всем знала и отнеслась ко всему мудро, понимая "всю суть" войны.



У генерала Власова до перехода на сторону врага были две походно-полевые жены: военврач Агнесса Подмазенко и повар Мария Воронова. Подмазенко даже забеременела от Власова, и генерал отправил ее рожать в тыл. Она родила ему сына и получила 5 лет лагерей "за связь с изменником родины".

И это совершенно нормально, если не вдаваться в "нравственное морализирование" тех, кто о войне "что-то слышал, что-то видел, что-то читал".

Советские "снайперши" ВОВ. Если не пожадничал Бог красотой наделяя, то разве пожадничает командир, заполняя учетную карточку "подруги дней своих суровых", вписывая туда "убитых" фрицев? Разве не достойна такая красота правительственных наград? Разве не украсит Звезда Героя "третий размер" честно отработавшей груди?





Возвращаемся к нашим "ведьмам", к ведьмочкам...

"В Северном Медведкове презентуют поэтический сборник девушек 46 гвардейского авиационного полка «Ночные ведьмы». Поэтическая встреча состоится на площадке ГБУ «Центр досуга и спорта «Паллада» 4 мая".
(представляете? Красавыцы, камсамолки, спартсмэнки, поэтессы!!)

"Пусть эти тихие и скромные У-2,
Не из металла грудь и не из стали крылья,
Но сложатся легенды и в словах,
Переплетется сказочное с былью..."

Наталья Меклин



(Надо отдать должное Наташе. Хочется верить, что ей было немножко стыдно за свое выдуманное пропагандой "героическое прошлое"...)

Марина Раскова - основательница женского авиаполка.



"Гвозди бы делать из этих людей".
Гвозди?... Есть множество лучше идей...

Константин Симонов писал о Марине Расковой, с которой встретился в 1942 году: "Марина Раскова поразила меня своей спокойной и нежной русской красотой. Я не видел ее раньше и не думал, что она такая молодая и у нее такое прекрасное лицо".

Жди меня и я спущусь, только очень жди!



Летчик полка «Нормандия-Неман» Франсуа де Жоффр восхищался:
"Русские летчицы, или «ночные колдуньи», как их называют немцы, вылетают на задания каждый вечер и постоянно напоминают о себе. Подполковник Бершанская, тридцатилетняя женщина, командует полком этих прелестных «колдуний»



которые летают на легких ночных бомбардировщиках, предназначенных для действий ночью.
Все летчик полка «Нормандия-Неман» восхищаются русскими женщинами! ЕСЛИ БЫ МОЖНО БЫЛО СОБРАТЬ ЦВЕТЫ ВСЕГО МИРА И ПОЛОЖИТЬ ИХ К ВАШИМ НОГАМ, ТО ДАЖЕ ЭТИМ МЫ НЕ СМОГЛИ БЫ ВЫРАЗИТЬ СВОЁ ВОСХИЩЕНИЕ СОВЕТСКИМИ ЛЁТЧИЦАМИ!".
(Француа, я с тобой полностью согласен - девушки прекрасны. Только какое отношение это имеет к войне и тем более к подвигам? Или ты имел ввиду... Ох, Француа... У вас, у французов, одно на уме...)


(за винт подержалась... французы представили... плечи расправили... вылет отставили... в грёзах растаяли...)

"Бершанская была настоящим командиром, и все мы гордились ею. Она никогда никого не хвалила и не ругала. Но достаточно было одного ее взгляда, чтобы ты почувствовала двойную вину, если была виновата, или оказалась вдвойне счастлива, если сделала что-то хорошее".
(здесь и далее цитаты из книги Ракобольской и Кравцовой "Нас называли ночными ведьмами").

Летали «Ночные ведьмы» на самолете У-2, который потом получил название По-2.



"Наш учебный самолёт создавался не для военных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением - для лётчика и штурмана. (До войны на этих машинах лётчики проходили обучение). Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолёте не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы). Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. В среднем мы брали 150-200 кг. Но за ночь самолёт успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика".
(просто невообразимо, что могли творить, летая на этих "фанерах", хрупкие, милые женщины... Но творили же, вытворяли!!)



"Летчицы на задание отправлялись без парашютов, вместо них брали больше бомб. Логика была простая: "Если собьют над вражеской территорией, то лучше погибнуть, чем попасть в руки к фашистам, а если над нашей, то как-нибудь сядем, наша машина прекрасно парашютирует... Иногда немецкие танки почти вплотную подходили к нашему аэродрому, надо было срочно перелетать куда-то на восток, где никто не готовил для нас площадок, а самолеты находились в воздухе и радиосвязи с ними не было. Бершанская дожидалась последнего экипажа, чтобы сообщить ему данные о направлении полета, а перед этим один из наиболее опытных летчиков в темноте находил подходящую площадку и разжигал на ней костер".

- Отнесите меня куда-нибудь отсюда, чтобы я такого не слышал...



"Это были «ночи-максимум», когда мы находились в воздухе по восемь-девять часов подряд. После трех-четырех вылетов глаза закрывались сами собой. Пока штурман ходила на КП докладывать о полете, летчица несколько минут спала в кабине, а вооруженцы тем временем подвешивали бомбы, механики заправляли самолет бензином и маслом. Возвращалась штурман, и летчица просыпалась..."

"Иногда спастись от гибели помогали случайности, как кваканье лягушек. В ночь на 1 мая 1943 года на третьем боевом вылете их сбили в районе Крымской. Ольге удалось посадить машину, но на вражеской территории. Двое суток пробирались они через линию фронта. Спасло их то, что недалеко были плавни: болото и камыши, в них они прятались от немцев. Нашли они эти плавни по кваканью лягушек... Только и теперь я не могу равнодушно переносить кваканье лягушек. Невольно наворачиваются слезы умиления и благодарности. Кому как, конечно, а мне лягушачья песня дороже соловьиной трели..."



"Конечно, девчонки оставались девчонками: возили в самолетах котят, танцевали в нелетную погоду на аэродроме, прямо в комбинезонах и унтах. В Белоруссии мы начали активно «болеть» вышивкой, и продолжалось это до конца войны. Началось с незабудок. Ах, какие красивые незабудки получались, если распустить голубые трикотажные кальсончики и вышить цветочки на летних тонких портянках! Из этого можно сделать и салфеточку, и на наволочку пойдет. Эта болезнь, как ветрянка, захватила весь полк. Вышивали и горько плакали, если нас отстраняли от полетов".



"Прихожу днем в землянку к вооруженцам. Дождь ее промочил насквозь, льет изо всех щелей, на полу лужи. Посередине стоит девушка на стуле и вышивает какой-то цветочек. Только вот ниток нет цветных. И я писала сестре в Москву: «У меня к тебе очень важная просьба: пришли мне цветных ниток, а если бы могла сделать подарок нашим женщинам и прислать побольше. Наши девочки за каждую ниточку душой болеют, каждую тряпочку используют для вышивки. Сделаешь большое дело, и все будут очень благодарны». Из этого же письма: «А сегодня после обеда у нас образовалась компания: я сижу за вышивкой незабудок, Бершанская - роз, крестом, Анька вышивает маки, а Ольга читает нам вслух. Погоды не было..."



"Форму по размеру для нас пошили не сразу. Потом появилось два вида формы – повседневная с брюками и парадная с юбкой. На задания, конечно, вылетали в брюках, форма с юбкой была предназначена для торжественных встреч командования. Конечно, девушки мечтали о платьях и туфлях".
(комментировать или и так всё понятно?...)

Девушки сочинили свои шутливые правила.
1. Гордись, ты женщина. Смотри на мужчин свысока!
2. Не отбивай жениха от ближней!
3. Не завидуй другу (особенно если он в наряде)!
4. Не стригись. Храни женственность!
5. Не топчи сапоги. Новых не дадут!
6. Люби строевую!
7. Не выливай раку, отдай товарищу!
8. Не сквернословь!
9. Не теряйся!»


(пункт 8 "постеснял" девчонок опубликовать пункт 10. "И ебись оно все конем!")

Легендарные лётчицы оставили след и в культуре. Побыли героинями комедии «Небесный тихоход»



мелькнули в драме «В бой идут одни старики». По их воспоминаниям сняли документальный фильм. Но разве не стоили они большего? Евгения Жигуленко поняла, что или сама она запечатлеет ещё горячую, ясную память о подругах, или не останется никого, кто смог бы это сделать со всем знанием. Она пошла учиться на кинорежиссёра, в институт Герасимова...



"В 1981 году по телеэкранам прошла цветная драма: «В небе «ночные ведьмы». Уже одним названием она закрывает вопрос, как лётчицы относились к своему прозвищу. На войне было не до ласточек! Фильм зрителей тронул, пошёл он в прокат и за границу - и многих там удивил. Не фантастика ли? Боевые лётчицы?"
(вы поняли, да? Боевых летчиц в мире тогда не было, да и сейчас их нет. Но то, что для мира фантастика, для СССР - дело обычное, плёвое даже).

Бывшая летчица 46-го гвардейского Таманского авиационного женского полка ночных бомбардировщиков, Герой Советского Союза Евгения Жигуленко на съемках фильма «Без права на провал», 1986 год.



"В девяностых, как режиссёр, Жигуленко состояться не смогла. Бросила когда-то ради кино всё - и осталась ни с чем. Евгения оказалась простой пенсионеркой с пенсией, на которую едва можно было позволить себе прожить - с учётом, что в её возрасте нужны были уже не только еда и кров, но и лекарства. А тут ещё пошли разоблачения. Разоблачалось всё, что под руку попалось. Чествовали в СССР боевых лётчиц? Значит, они - дутая фигура.
Ни на что они на фронте не влияли, никаких подвигов не совершали, так, немного полетали на старых самолётиках. И двести тонн бомб, получается, не значили ничего. В 1994 году Евгения Жигуленко умерла. Может быть, кто-то был из стали, но не она".



Зовет мотор - лети скорей,
Спеши, врезаясь в темень ночи.
Огонь немецких батарей
Размерен и предельно точен.
Еще минута - и тогда
Взорвется тьма слепящим светом.
Но, может быть, спустя года,
Во сне увижу я все это.
Наталья Меклин
(конечно увидишь, Наталья! Ты же такая красивая, молодая, цветущая, даже во время войны. Хоть после её увидь её, во сне хотя бы...)



"В первых числах февраля 1945 года мы уже приблизились к границам Восточной Пруссии. Полк стоял в 10 километрах от Млавы. Следующий пункт, куда мы должны были перебазироваться, находился на исконно немецкой земле - Шарлоттенвердер. Туда была отправлена наша передовая команда, но она вынуждена была вернуться, встретив по пути большую группу немцев, прорывавшихся к своим войскам. Когда все утихло, мы перелетели на новое место".



"После боевой ночи мы идем в столовую завтракать и по дороге узнаем, что в газетах - Указ от 23 февраля 1945 года о присвоении звания Героя Советского Союза девяти летчикам и штурманам нашего полка".
(за годы войны 23 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза).



Котячие глаза корреспондента и кошачьи глазки летчиц.



"...Большой зал местного театра в городе Тухоля, куда мы недавно перелетели. Здесь у нас торжество. Для вручения наград приехал Командующий Вторым Белорусским фронтом маршал Рокоссовский. Когда он, высокий, худощавый, вошел в зал, Бершанская громко и четко отрапортовала ему. Маршал, немного растерявшись, тихо поздоровался с нами и, услышав общий громовой ответ, смутился: видно, он представлял себе иначе «девичий» полк, о котором ему рассказывали. Затем он произнес небольшую речь и начал вручать Золотые Звезды и ордена".

- Георгий, всё сделал, как ты просил. Было тяжело, но справился. А бабы те еще, ты был прав, - уик-энд заказали... Поеду с бригадой, проводы им устроим пенсионные...



"В конце мая к нам снова приехал К. К. Рокоссовский со своими главными штабными командирами и командованием 4-й ВА. Он решил устроить для нас праздник Победы. Это совпало с трехлетием нашего пребывания на фронте. Привез с собой даже фронтовой оркестр. Мы ликовали - все кончилось, прошло тысяча сто ночей, не будут больше гореть наши самолеты! Мы танцевали, пели, пили чудесное вино... И снова маршал удивил меня. Во время танцев по прямой линии ему позвонил Сталин. Музыка мешала, Рокоссовский плохо разбирал слова, но не остановил оркестр, невпопад сказал Сталину «так точно»... Утром генеральская команда играла в волейбол против команды 2-й авиаэскадрильи. Рокоссовский сказал мне, что он умеет хорошо гасить. Однако генералы проиграли нашим девушкам с совершенно разгромным счетом".
(ясный пень! Всю ночь бухать, трахаться, а потом всё утро поддаваться...)

Вот так, на самом деле, воевали "Ночные ведьмы". «Воздушный извозчик», 1943 год. Ленфильм, реж. Герберт Раппопорт



На час запомнив имена,—
Здесь память долгой не бывает,—
Мужчины говорят: «Война...» —
И наспех женщин обнимают.

Спасибо той, что так легко,
Не требуя, чтоб звали милой,
Другую, ту, что далеко,
Им торопливо заменила.

Она возлюбленных чужих
Здесь пожалела, как умела,
В недобрый час согрела их
Теплом неласкового тела.
К. Симонов



"Победа! Это слово звучало непривычно. Оно волновало, радовало и в то же время, как ни странно, немного тревожило...".
(ничего тут странного нет, дорогая Ведьма. Тревожно тебе от того, что ты такая же боевая лётчица, как и эти две "знаменитые снайперы" Великой Войны.

Tags: война, зомбоящик, лохи, стихи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments