nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

"Принимай нас, Суоми-красавица" (братья Покрасс)



Сосняком по откосам кудрявится
Пограничный скупой кругозор.
Принимай нас, Суоми - красавица,
В ожерелье прозрачных озёр!



Сталин готовился к триумфальной и быстрой войне в Финляндии. По образцу Балтии и Польши.



"Суоми-красавица" отказалась принимать Красную армию...

Министр иностранных дел Финляндии Э. Эркко. 3 ноября 1939 года: "Требование СССР касается якобы отдаления границ у Ленинграда… С точки зрения Финляндии - это русский империализм… Всему есть свои границы. Финляндия не может пойти на предложения Советского Союза и будет любыми средствами защищать свою территорию, свою неприкосновенность и независимость…"

"Нам нужно было всего лишь прикрикнуть, и финны бы подчинились. Если бы этого не произошло, было бы достаточно одного выстрела, чтобы финны подняли руки и сдались. Во всяком случае, думали мы именно так"
мемуары Хрущева

Сталин не сразу понял, что польский и балтийский сценарий в Финляндии не пройдет.
Через две недели - собственно, за этот срок Сталин собирался завершить скромную операцию Ленинградского военного округа по советизации Финляндии, 163-я дивизия Красной армии была обращена в бегство. Уинстон Черчилль так сказал о финнах: "Только Финляндия - великолепная, нет, величественная… демонстрирует, на что способны свободные люди".

Финский солдат проходит мимо советских грузовых машин разгромленной колонны советских войск.




Ломят танки широкие просеки,
Самолёты кружат в облаках,
Невысокое солнышко осени
Зажигает огни на штыках.




Мы привыкли брататься с победами
И опять мы проносим в бою
По дорогам, исхоженным дедами,
Краснозвёздную славу свою.



Много лжи в эти годы наверчено,
Чтоб запутать финляндский народ.
Раскрывайте ж теперь нам доверчиво
Половинки широких ворот!



Ни шутам, ни писакам юродивым
Больше ваших сердец не смутить.
Отнимали не раз вашу родину -
Мы приходим её возвратить.


(пленные красноармейцы заходят в дом под конвоем финских солдат).

Мы приходим помочь вам расправиться,
Расплатиться с лихвой за позор.
Принимай нас, Суоми - красавица,
В ожерелье прозрачных озёр!



Песню написали те самые братья Покрасс, авторы "Красная Армия всех сильней, "Марш Буденого", "Три Танкиста", "Уходили комсомольцы на гражданскую войну"...

"Так пусть же Красная
сжимает властно
свой штык мозолистой рукой.
С отрядом флотских
товарищ Троцкий
нас поведет на смертный бой!"

Когда в 1929 году Троцкий был выслан из страны, последние три строчки стали звучать "уже иначе: "И все должны мы неудержимо идти в последний смертный бой!".

Покрассам сменить окрас нетрудно,
лишь был бы "смертный бой" подспудно...
За то, что подлость сочинили,
на "Новодевичьем" почили...
А вмерзшие в сугробы "финны"
не с той родились пуповины...



Лаури Паананен: "Роковую роль для бойцов Красной армии сыграл "генерал мороз" - тот самый, что в 1941-м помог остановить у подножия Москвы полчища вермахта. В такие морозы оружие солдата Красной армии замерзало, замерзали продукты питания. Мерзли руки и ноги. Если он слишком обильно смазывал оружие, оно становилось бесполезным. Стоило ему прикоснуться к стволу винтовки голыми руками, а потом убрать руки, на металле оставались следы его крови. В лютые морозы человеческая кровь остывала, и ее плазма переставала выполнять свои функции. Да, холод способствовал остановке крови у раненых, но если человек долго оставался на морозе без перевязки, то его истерзанная и окровавленная плоть вскоре начинала темнеть, из нее сочилась зеленоватая жидкость, свидетельствующая о начинающейся гангрене. Финские санитары, отправляясь на помощь раненым, набивали рот ампулами морфия, чтобы он оттаивал. У русских, похоже, ничего подобного не делалось, так как военных медиков у них было мало, а частенько они вообще отсутствовали. Большинство раненых солдат Красной армии замерзали, напоминая собой статуи, сохранившие позы, в которых их настигла смерть".

Описание последствий одного из боев:

"20 декабря бой продолжался с утра до вечера, и все атаки русских были отбиты. Длившееся пять дней сражение закончилось, русские войска отошли, исчезнув из поля зрения, а 5-я дивизия финнов получила возможность с радостью доложить, что оборона выдержала натиск и все участки, где противнику удавалось прорваться, теперь надежно прикрыты. Позади и перед линией обороны финнов стояли 48 подбитых танков, 22 из которых были тяжелыми. Тысячи замерзших тел лежали на снегу, кое-где друг на друге, где-то рядами, подобно повалившимся костяшкам домино. Снегопад вскоре скрыл эти ужасающие скульптуры и останки человеческих тел, а финские солдаты стали собирать винтовки, гранаты и патроны павших русских".



Финский офицер Салонэн так описывал состояние красноармейцев: "Советская армия обладает огромным запасом вооружений. Но советский солдат сражается без всякого подъема, и он лишен мало-мальски умелого руководства. Советских солдат гонят, как стадо, в бой. Я видел русских, шедших на нас, как жертва, закрывая глаза руками".



Финский пассаж адресованный советскому правительству: "Не понимаете ли вы, господа народные комиссары, вы, люди совершенно равнодушные к страданиям ваших товарищей, плохо одетых, голодных, которых вы посылаете умирать в Финляндию, что их глаза открываются в момент смерти? Не понимаете ли вы, что народ, который вы угнетаете и которому не хватает хлеба, все более отдает себе отчет в ваших методах и в вашей звериной жестокости, вызывающей негодование всего мира? Будьте уверены, что русский народ не бесконечно будет переносить ваши насилия и ваше вероломство".



А вот Александр Трифонович Твардовский:

Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.



Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал...



Среди большой войны жестокой,
С чего - ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,



Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.



Ситуацию после польской и перед финской кампаниями разъяснил Молотов, в докладе на внеочередной сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г.: "Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей… Теперь, если говорить о великих державах Европы, Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера еще ратовавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира... Не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за "уничтожение гитлеризма" прикрываемая фальшивым флагом борьбы за "демократию…".



Советский Союз, и без того воспринимавшийся враждебно в мире, вызвал еще большее отторжение и был исключен из Лиги Наций как агрессор. В январе 1940 года финский офицер Салонэн заявил прессе: "Мы спрашиваем себя, неужели народы Европы все еще дрожат перед советским государством? Вот уже месяц, как мы доказываем им, что это колосс на глиняных ногах, между тем он все еще наводит страх на Европу и считается непобедимым… Должно быть ясно как день, что это государство бандитов и пиратов, что слабости его неисчислимы, но что эта организация обладает, однако, возможностями, позволяющими ей употребить всю присущую ей ложь, всю хитрость для разрушения культуры и установления коммунизма и беспорядка. Разве не настал еще час для Европы, чтобы свергнуть, уничтожить коммунизм, отрубить самую его голову?".

Вместо предполагаемой пары недель советско-финская война затянулась на 105 дней, которые развеяли миф о могуществе РККА. Советские войска потеряли 126 875 человек убитыми и пропавшими без вести. Почти 265 тыс. получили ранения и обморожения. Потери Финляндии составили 48 тыс. убитыми и 43 тыс. ранеными.

Спустя три недели после начала боевых действий, командующий 9-й армией комкор Чуйков:
"В операциях мы имели много случаев, когда вследствие идиотской беспечности, неумения и нежелания организовать бой как следует и этот бой обеспечить всеми видами снабжения, мы понесли значительные напрасные потери. Нужно всем знать и помнить, что война и бой - это не маневры, где оплошность наказывается разбором. В бою за оплошность командира и политработника льется кровь сынов нашей родины".
Tags: война, коммунизм, трагедия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments