nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

О государстве лучше всего судить по тому, как в нем судят. (С. Е. лец)

- У вас есть ходатайства к суду?
- Я хотел бы знать, за что меня арестовали?
- Это вопрос, а не ходатайство.
- Тогда у меня нет ходатайства.
диалог между судьей и Бродским

В Нидерландах прошел международный трибунал по сбитому из российского ЗРК "Бук" малазийского "Боинга...

Международный трибунал по морскому праву потребовал от России освободить украинские военные корабли и моряков, задержанных в Керченском проливе за нарушение российской границы...

Ни беспристрастность правосудия,
а громкий пафос словоблудия,
для лжи и мести пьедестал -
вот что такое трибунал.



Во время "Суда истории" - Нюрнбергского трибунала, не было постоянно действующего международного уголовного суда, поэтому многие формулировки и определения принимались непосредственно в ходе трибунала. Так, трибунал постановил, что обвиняемыми могут быть не только люди, но и отдельные группы и организации. Группа юристов четырех стран-победительниц (СССР, США, Англии и Франции) выработала устав Нюрнбергского трибунала и ввела новые важные понятия, такие как «преступления против мира» и «преступления против человечности», деяния, которые не имеют срока давности. Понятие групповой ответственности также пришлось придумать и документально зафиксировать.



Я уже многие годы не задаюсь вопросом "А судьи кто?", потому что давно знаю на него ответ.

Президент США Франклин Рузвельт за год до начала Нюрнбергского трибунала: "Мы должны быть по-настоящему жесткими с Германией, и я имею в виду весь германский народ. Немцев нужно либо кастрировать, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они забыли и думать о возможности появления среди них людей, которые хотели бы вернуть старые времена и снова продолжить то, что они вытворяли в прошлом".

По словам французского публициста Р. Картье, присутствовавшего на суде и написавшего в 1946 г. книгу «Тайны войны. По материалам Нюрнбергского процесса», «суд над ними был судом над режимом в целом, над целой эпохой, над всей страной». Многочисленные свидетели, дававшие показания в ходе процесса, по словам Р. Картье, не ограничивались просто фактами, а подробно освещали и комментировали их, "привнося новые оттенки, краски и дух самой эпохи. Всё, что только можно было изобрести запредельно жестокого, антигуманного и античеловеческого, было включено в арсенал фашистов".



Устав Международного Военного Трибунала разрешал использование "свидетельств", обычно считающихся неприемлемыми. В Статье 19 указывалось, что "Трибунал не будет считать себя связанным техническими правилами представления свидетельств" и примет к рассмотрению любое свидетельство, имеющее, по его мнению, доказательную силу."


ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ ШМАГЛЕВСКОИ, ГРАЖДАНКИ ПОЛЬШИ, В ЗАСЕДАНИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА ОТ 27 ФЕВРАЛЯ 1946 г.

Судья Симрнов:
- Вы были очевидцем отношения эсэсовцев к детям в Освенциме?
- Шмаглевская:
- Я могу рассказать о детях, которые родились в концентрационном лагере, о детях, которые были привезены в лагери с еврейскими транспортами и которых вели прямо в крематории, а также о детях, которые были привезены в лагери как интернированные.
- Вы были очевидцем фактов, когда детей отправляли в газовые камеры?
- Я работала очень близко от железнодорожной ветки, которая вела в крематорий. Иногда по утрам я проходила возле помещения немецкого клозета, откуда я тайно могла присматриваться к транспортам. Тогда я видела, что вместе с евреями, которые привозились в лагери, приезжало много детей. Во время этой селекции самые молодые и самые здоровые еврейки в очень малом количестве входили в лагерь. Те женщины, которые несли детей, вместе с этими детьми посылались в крематорий.



Детей отделяли от родителей перед крематорием и вели их отдельно в газовую камеру. В то время, когда больше всего евреев уничтожалось в газовых камерах, вышло распоряжение, что детей будут бросать в печи крематория или ямы крематория без того, чтобы их раньше задушить газом.
- Как следует вас понимать: их бросали в огонь живыми или перед сожжением их убивали другими способами?
- Детей бросали живыми. Крик этих детей был слышен во всем лагере. Трудно сказать, сколько было этих детей.

Дети, которых удалось спасти в Освенциме, перед самой отправкой в крематорий.



- Почему же все-таки это делалось?
- На это трудно ответить. Не знаю, потому ли, что они желали сэкономить газ, или потому, что не было места в газовых камерах. Я хотела бы еще сказать, что нельзя определить количество этих детей, как, например, число евреев, так как их везли прямо в крематорий и они не были зарегистрированы, не были татуированы, очень часто их даже не считали. Мы, заключенные, которые хотели себе дать отчет в количестве людей, которые погибали в газовых камерах, могли ориентироваться только по тому, что мы узнавали о количестве детских смертей по числу колясок, которые были препровождены в магазины. Иногда было сотни колясок, иногда тысячи.
- Что вы можете еще сказать об отношении к детям в лагере? Вы осветили в своих показаниях все факты, известные вам по этому поводу?
- Я хотела бы сказать, что дети подвергались той же системе деморализации и унижения через голод, как и взрослые, причем голод доводился до того, что дети искали среди помоев и грязи картофельную шелуху для того, чтобы ее есть.
- Скажите, вы подтверждаете свои показания о том, что иногда количество колясок, оставшихся в лагере после умерщвления детей, доходило до тысячи в день?
- Да, были такие дни.



- Господин председатель, я больше не имею вопросов к свидетелю.

В своем последнем слове 31 августа 1946 года рейхсминистр авиации Третьего рейха Герман Геринг заявил: "Победитель всегда является судьей, а побежденный - осужденным".

Американский солдат, профессиональный палач Джон Вудз готовит петлю для преступников.



Сталин успокоил прах Геринга: "Говорят, что победителей не судят, что их не следует критиковать, не следует проверять. Это неверно. Победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять. Это полезно не только для дела, но и для самих победителей..."

Свидетельские показания в Нюрнберге, о злодеяниях немцев в городе Киеве: "Радомский и Ридер всячески ухищрялись в истреблении советских людей. Они, например, изобрели следующий способ убийства: одних советских людей заставляли влезать на дерево, а других подпиливать его. Люди падали вместе с деревом и разбивались".



"... Кроме всего сказанного выше, Советское правительство располагает документальными материалами о систематически повторяющихся чудовищных преступлениях немецко-фашистского командования: об использовании мирного советского населения в качестве прикрытия для немецких войск во время боев с войсками Красной Армии".

Последний прижизненный снимок семьи советских крестьян. Через минуту их поставят впереди "Тигра" и начнется наступление...



Лицемерие фашистов зашкаливает просто! Помогали крестьянам садить картошку, только бы быстрее закончить с посадкой и погнать несчастных "живой щит" укреплять впереди танков.



Ребенок плачет, хнычет: "не хочу!", но немец все равно его тащит на смерть, да еще ехидно смеется при этом... Сволочь!



"В отличие от своих коллег из стран-союзниц главный обвинитель от СССР Роман Руденко не понаслышке знал, что такое война и зверства фашистов. До Нюрнберга он фактически возглавлял следственную группу, которая шла за войсками и собирала доказательства нацистских преступлений. Выступления Руденко на процессе были убедительными, громкими, юридически выверенными, доказательными и резонансными. Он не просто обвинял – он сумел подняться до философских высот осмысления этой мировой трагедии. Руденко изобличал глубинную сущность фашизма, страшные планы уничтожения целых государств и народов, всю опасность идей национального превосходства. Доводы главного советского обвинителя легли в основу признания агрессивной войны тягчайшим преступлением".



Нюрнбергский подсудимый Ганс Фрицше, который был самым выдающимся и умелым комментатором радио-новостей Германии: "Если меня обвиняют в убийстве одного человека, то я могу доказать обратное. Но если меня обвиняют в том, что я дьявол, то нет способа опровергнуть это, потому что это невозможно сделать".

Это фото было одним из документов СССР, представленных на Нюрнбергском процессе.
"16-летний пионер Витя Черевичкин. Его казнили фашисты за то, что он не только не подчинился приказу и не уничтожил своих голубей, но и с их помощью сигнализировал нашим войскам. Фашисты схватили Виктора после того, как он подбросил у штаба нескольких голубей в тот момент, когда в небе пролетал советский самолёт. Найденным у него голубям оторвали головы, самого парня после долгих пыток и избиений расстреляли. Того голубя, которого он держал в руке, нашли у него за пазухой, видимо, прятал до самого расстрела, в последний миг хотел выпустить, но не успел".



Макс Владиимирович Альперт, знаменитый советский фотограф, сделавший этот, карающий всех немцев снимок, никогда "не рассаживал персонажи в нужные позиции". Он всегда подкрадывался незаметно - щёлк - и ценнейший фотодокумент проявлялся, закреплялся и утверждался...



Это же какой должен быть профессионализм, какое чутье, какая удача, чтобы выхватывать такие "реальные" эпизоды войны: один солдат режит шмат сала, второй воду пьет, третий кушает, четвертый продолжает бой... Никакой постановки, никакого "чуть голову вбок, сделай задумчивый вид" и близко нету, не время для творчества, не время...




"Нюрнбергский процесс создал правовой прецедент для учреждения подобных международных трибуналов. В 1990-е годы Нюрнбергский военный трибунал стал прообразом для создания Международного трибунала для Руанды и Международного трибунала для Югославии, учрежденных Советом Безопасности ООН. Правда, как оказалось, не всегда они преследуют справедливые цели и не всегда полностью беспристрастны и объективны. Особенно наглядно это проявилось в работе трибунала для Югославии".

Один лишь "дедушка трибуналов" - Нюрнбергский, был полностью беспристрастным и объективным...

Г. Смит - член Палаты Представителей от штата Висконсин: "Нюрнбергский процесс настолько противоречит англосаксонским принципам правосудия, что нам придется вечно стыдиться этой страницы нашей истории. Нюрнбергский процесс представляет собой политику мести в самом худущем ее проявлении".



Другой конгрессмен, Джон Рэнкин от штата Миссисипи: "Как представитель американского народа я хочу заявить, что то, что происходит в Нюрнберге, Германии, есть позор для Соединенных Штатов".



Сенатор Роберт Тафт: "Суд победителей над побежденными не может быть беспристрастным, независимо от форм правосудия, которыми он сопровождается. Во всем судебном разбирательстве присутствует дух мести, а месть редко бывает правосудием. Повешение одиннадцати осужденных человек ляжет пятном на американскую репутацию, о чем мы будем впоследствии долго сожалеть. На этом суде мы приняли советское представление о цели суда - как политики государства, а не правосудия. Облекая политическую повестку дня в формы судебных процедур, мы дискредитируем саму идею правосудия в Европе на многие годы вперед".



Контр-адмирал США Х. Ламонт: "Я полагал, что этот суд в целом граничит с международным безумием. Весьма необдуманно, неблагоразумно и достойно сожаления, что Соединенные Штаты выступили в ведущей роли обвинителей и организаторов суда над немецкими участниками войны."

Еврейский историк Самуэль Грингауз: "Большинство воспоминаний и отчетов "свидетелей" полны абсурдного многословия, графоманиакальных преувеличений, драматических эффектов, самовыпячивания без всякой меры, дилетантского философствования, претенциозного лиризма, непроверенных слухов, предубеждений, верноподданнической апологетики и нападков".

Знаменитый "охотник за нацистами", проошедший 7 (семь!!!) "лагерей смерти" и проживший 97 лет, Сёмочка Визенталь, свидетельствует...



Аугуст Гросс, немец, который работал гражданским служащим в армии США: "Американские прокуроры платили профессиональным свидетелям, в большинстве своем бывшим заключенным-уголовникам из концентрационных лагерей, один доллар в день (в то время равный 280 маркам на черном рынке), а также предоставляли свидетелям питание и жилье. Во время перерывов между судебными заседаниями американские прокуроры говорили свидетелям, что те должны говорить при даче показаний. Американские прокуроры давали свидетелям фотографии подсудимых с тем, чтобы они легко могли их опознать и обвинять".



Джозеф Хэлоу, судейский репортер армии США: "Практически все свидетели в судебных делах по концлагерям были теми, которых мы, судейские репортеры называли "профессиональными свидетелями". Их материально заинтересовали свидетельствовать нужным образом, и многие хорошо жили на это. Как легко можно было представить, мотивами профессиональных свидетелей были также злоба и мстительность. Во многих случая, их месть состояла в преувеличении того, что они видели. Она также включала в себя откровенную ложь".



Нюрнбергский трибунал был политически мотивированным судилищем, главной целью которого была дискредитация руководителей потерпевшего поражение режима, а не установление истины.



Нет ничего проще, чем осудить злодея и нет ничего сложнее, чем понять его.
Ф. М. Достоевский
Tags: адвокат дьявола, борики, война, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments