nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Про "ни за что посадили"… Разговор сталиниста с солженистом.

- Дочь:
- Мам, я прочитала "Крутой маршрут" Е.Гинсбург. Вот это ужасы описывает. Почитай.
Мать:
- Я не верю тому, что было все ужасно. Я знаю жизнь.





"Политика и история меня совершенно не интересовали.

... Но политика, а затем история все-таки влезли в мою голову сами, без мыла. Началась «перестройка». Работы стало меньше, и появилась невиданная доселе «запрещенная литература». О! Солженицын - великий и ужасный «Архипелаг ГУЛАГ». Удивленный таким чудом, я прочитал его от корки до корки.

Далее пошла жесть - лагерная проза Шаламова и Гинзбург. Советский Союз бывшую запрещенную литературу читал взапой, передавая из рук в руки. И был шок: как такое могло происходить в нашей милой стране, где «всё для народа», где «человек проходит, как хозяин»…

Вся страна покрылась костями и черепами. О, эти страшные буквы «НКВД»!



Запевалой разгула гласности был журнал «Огонёк» под редакцией, на минуточку, кавалера ордена Октябрьской Революции, лауреата премии Ленинского комсомола, члена КПСС с 1967 года, украинского писателя Виталия Коротича. Осиновый кол ему в жопу! (Прим. автора.)



Журналу «Огонёк» верили, поскольку он выходил под торговой маркой издательства «Правда». Не удивляйтесь - таки да, «Правда». А как не верить самой «Правде»? И я поверил. И я стал «солженистом» - то есть тем, кто поверил Солженицыну и журналу под торговой маркой концерна «Правда».

На этот период пришлись мои самые горячие споры с отцом-сталинистом. Я ему показывал очередной разоблачительный опус из «Огонька» и спрашивал: бать, так ты всё еще считаешь Сталина великим руководителем страны? Он же полнарода в лагеря упёк, а остальных - уморил. Вот же ж написано!

Бате трудно было ответить мне аргументированно, с цифрами. Он мне просто говорил: «Юрка, не верь, это - ложь». И иногда рассказывал кое-что из своей практики. Батя умер 22 года назад, так и не доспорив со мной. А я - с ним.

... Настало затишье. И в этой тишине начали появляться серьезные исследования. Открылись архивы, там стали копаться занудные историки и вытаскивать на свет реальные документы. А документы сии оказались далеко не столь эпическими, как кликушествовал журнал «Огонёк». Далеко не столь…

Историки стали издавать книги, где рассказывали - как, сколько, когда, где, почему… Но тираж журнала «Огонёк» был 4,5 миллиона, а книги историков редко выходили тиражом более 500 экземпляров… Кто их читал, кроме самих историков?

Потом начался Интернет, и в разных местах Сети, где иногда собираются взрослые люди, начались споры «сталинистов» с «солженистами».

Солженист: "А-а-а! Сталин посадил в ГУЛАГ 100 миллионов человек!"
Сталинист: "В ГУЛАГе в самые суровые годы репрессий сидело около 2 миллионов, вот цифры, вот ссылки, вот исследования - одно, второе, третье, вот документы, справки. Их уже не оспаривает даже «Мемориал».
Солж. (почитав немного): "А-а-а! Тебе двух миллионов заключенных мало? Проклятый садист, упырь!"
Стал.: "Да, это немало. Но в тюрьмах США, по данным на 2016 год, сидит 2,2 миллиона. И это - в сытой богатой Америке, где войн-революций не было уже два века… Вот данные…"
Солж. (почитав немного): "А-а-а! В СССР сидели политические! Невинные! Уголовники гуляли на свободе!"
Стал.: "Если считать «политической» 58-ю статью, то вот цифры: в самые суровые годы репрессий по 58-й сидело 400-450 тысяч, то есть около 20%. Остальные 80% - реальные уголовники. Вот данные…
Солж.: "А-а-а! Тебе полмиллиона невинно посаженных мало? Полмиллиона сидело только за то, что были несогласны с твоим Ста-а-алиным!"
Стал.: "Вообще-то 58-я «политическая» статья охватывала большой спектр преступлений. Там было 14 пунктов. По ней проходил и шпионаж, и терроризм, и бандитизм… Те преступления, за которые и сейчас в самых ласковых странах сажают на длинные срока… Чисто идеологических пунктов, типа «контрреволюционная агитация», там всего три… Так что не все, пожалуй, проходившие по 58-й, были невинными жертвами…"
Солж.: "А-а-а! Но невинные были! Они там в ГУЛАГе все умерли! Это были - лагеря смерти! Там всё усыпано костями!
Стал. (покопавшись немного в цифрах): "Вот график смертности в ГУЛАГе по годам. За исключением двух военных лет смертность заключенных не превышает среднюю по стране…"
Солж. (уже не заглядывая в предложенный документ): А ты читал Шаламова? Ты читал Гинзбург? Ты читал Солженицына? Ты знаешь, за что их посадили? Ни за что! Тебе этого мало? Их всех НИ ЗА ЧТО посадили!..

... Эх, да. Читал я их всех, много читал... И книги, и биографии их заодно прочитал. И вычитал я в них, что Шаламов и Гинзбург были участниками тайных антиправительственных троцкистских кружков (они этого и не отрицали). А кто такие были троцкисты в то время? Ну… Примерно то, что сейчас называется - сторонники ИГИЛ - весьма упоротые фанатики, грезящие мировой революцией.



Солженицын собрал своих друзей, смотрит на них так и этак, потом говорит:
- Я собрал вас здесь, потому что вы - ПАЗЛ!

Власти наказали Гинзбург и Шаламова неадекватно жестоко? По нынешним стандартам - да. Но в первой половине прошлого века и стандарты гуманизма были иные. И не только в СССР - везде…


Евгения Гинзбург, Василий Аксенов и доктор Вальтер за столом, Магадан.

С Солженицыным же история вообще странная. Арестовали его за то, что он писал своим друзьям с фронта письма, где ругательски ругал Верховного главнокомандующего - Сталина (прекрасно зная, что военная цензура их читает). И обещал после войны организовать «общество истинных ленинцев»…

По поводу такой его «смелости» идет много споров, но я замечу, что письма сии он писал, будучи офицером Красной армии. И я лично не могу себе представить спецслужбу хоть одной страны мира, которая во время войны не арестует такого своего офицера-вольнодумца…



... Мой папка умер, не дожив две недели до 70-ти. Четыре военных ранения и контузия здоровья ему не прибавили. Плюс было еще пятое ранение: на очной ставке, уже в начале 1950-х, когда он, следак МВД, допрашивал двух карателей-бандеровцев, один из них воткнул ему заточку под мышку (метил в сердце - промахнулся)…

А дико пострадавшие от РЫЖЫМА Солженицын, Гинзбург и Шаламов прожили соответственно 89, 73 и 75 лет. Колыма-а-а! А-а-а! Прилично пожили товарищи диссиденты, трудно назвать их жизнь скоротечной.

Мой папка три года «отдыхал на фронте», когда эти господа и госпожи дико мучились в ГУЛАГе на не сытной, но достаточной для функционирования организма пайке. Причем в ГУЛАГе не стреляли минами по баракам. А мой папка, сержант-минометчик, в это время защищал свою страну, полил кровью весь свой военный путь от Днепра до Берлина.



В это время диссиденты дико страдали на лагерных шконках, вынашивая свои будущие книги про свои страдания от клятого Сталина.

А великая страна тогда воевала, гибла миллионами, чтобы победить в страшной войне на уничтожение… Статистика: поколение моего отца, мальчишки 1923-25 годов рождения, исчезли в той войне почти полностью. А шаламовы-солженицыны-гинзбурги отлично выжили. И потом еще прожили много дольше моего, случайно уцелевшего отца-фронтовика-сталиниста…



И понаписали книг, даже нобелевских, лауреатских. Фильмов по ним снимают, спектаклей ставят, песен поют… А те, кто погиб в эти годы, - ничего такого нобелевского-лауреатского-ура не написали. Не успели - погибли.



Как-то так…

полностью тут: https://imhoclub.lv/ru/material/razgovor_stalinista_s_solzhenistom
Tags: вставай Россия, зомбоящик, история, коммунизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments