nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Для того, чтоб восхищаться Расселом, совсем не обязательно с ним соглашаться.

- Чувствую себя хорошо.
- По какому поводу?
-Переосмысление.


"Взгляните на мир вокруг себя – и вы обнаружите, что каждая крупица прогресса в человеческих чувствованиях, каждое улучшение в уголовном законодательстве, каждый шаг, направленный на то, чтобы в мире было меньше войн, каждый шаг, сделанный с целью улучшить отношение к цветным расам, или любое смягчение рабства, любой нравственный прогресс, имевший место в мире, – все это неизменно наталкивалось на противодействие организованных церквей мира. И с полной ответственностью за свои слова я заявляю, что христианская религия в своей церковной организации была и все еще продолжает оставаться главным врагом нравственного прогресса в мире.



Существует великое множество путей, при помощи которых церковь, настаивая на том, что ей угодно называть нравственностью, и в наше время причиняет различным людям незаслуженные и ненужные страдания. И как вам, разумеется, известно, церковь в лице большей части своих представителей все еще продолжает оставаться противником прогресса и улучшения во всем, что ведет к уменьшению страданий в мире, ибо ей угодно приклеивать ярлык нравственности к определенному узкому кодексу правил поведения, которые не имеют никакого отношения к человеческому счастью. А когда вы заявляете, что следует сделать то или другое, ибо сделанное вами будет содействовать человеческому счастью, церковники полагают, что это вообще не имеет никакого отношения к делу. «Какое отношение человеческое счастье имеет к нравственности? Ведь цель нравственности заключается вовсе не в том, чтобы сделать людей счастливыми. Цель нравственности – сделать их пригодными для неба. И, надо думать, непригодными для этого мира.

Религия основана, на мой взгляд, прежде всего и главным образом на страхе. Частью это ужас перед неведомым, а частью, как я уже указывал, – желание чувствовать, что у тебя есть своего рода старший брат, который постоит за тебя во всех бедах и злоключениях. Страх – вот что лежит в основе всего этого явления, страх перед таинственным, страх перед неудачей, страх перед смертью. А так как страх является прародителем жестокости, то неудивительно, что жестокость и религия шагали рука об руку.

Лишь наука может помочь нам преодолеть тот малодушный страх, во власти которого человечество пребывало в ходе жизни столь многих поколений. Наука может научить нас - и этому же, я думаю, нас могут научить наши собственные сердца - перестать озираться вокруг в поисках вооброжаемых защитников, перестать придумывать себе союзников на небе, а лучше положиться на собственные усилия здесь, на земле, чтобы сделать этот мир местом, пригодным для жизни, а не таким местом, каким его делали церкви на протяжении всех этих столетий.

Нам надо стоять на своих собственных ногах и глядеть прямо в лицо миру - со всем, что в нем есть хорошего и дурного, прекрасного и уродливого; видеть мир таким, как он есть, и не бояться его. Завоевывать мир разумом, а не рабской покорностью перед теми страхами, которые он порождает. Мы же должны стоять прямо и глядеть открыто в лицо миру. Мы должны взять от мира все, что он может дать; и если это окажется меньше того, что нам хотелось бы, то в конце концов на нашу долю достанется все же больше, чем удалось взять от мира на протяжении всех минувших веков другим людям. Хорошему миру нужны знание, добросердечие и мужество; ему не нужны скорбное сожаление о прошлом или рабская скованность свободного разума словесами, пущенными в обиход в давно прошедшие времена невежественными людьми. Хорошему миру нужны бесстрашный взгляд и свободный разум. Ему нужна надежда на будущее, а не бесконечные оглядки на прошлое, которое уже умерло и, мы уверены, будет далеко превзойдено тем будущим, которое может быть создано нашим разумом".

Когда мне было 5 лет, мама всегда твердила мне, что самое важное в жизни - быть счастливым. Когда я пошел в школу, меня спросили, кем я хочу стать, когда вырасту. Я написал "счастливым". Мне сказали – "ты не понял задание", а я ответил - "вы не поняли жизнь".
Джон Леннон


Умер Бертран Рассел. Попадает он на суд к Господу и слышит:
- Ты был искренним и честным противником, и прежде, чем отправить тебя в ад, я отвечу на любые три твоих вопроса.
Рассел:
- Всемогущ ли ты?"
- Да".
- Можешь ли ты создать такой камень, который сам не сможешь поднять?"
- Могу
- Но можешь ли ты объяснить этот парадокс?
- Могу.
(если Бог всемогущ - то он может всё, а значит - должен мочь поднять камень, "который нельзя поднять". Но Бог утверждает, что может создать такой камень...)
Tags: личности, религия, супер-умные мысли
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments