nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

Подумаешь там Матросов... Вот Очкин - это герой! Вопреки фамилии даже...

Один мужик забрался в поезд "зайцем", в подвернувшимся свободном купе напился в драбадан, залез на полку для чемоданов, над дверью, и уснул богатырским сном...
На следующей станции в купе зашел "официальный" пассажир и забросив свой саквояж на "озвученную" полку, устроился удобно у окна, в предвкушении отдыха, и хорошей дороги...
Что уж там случилось у машиниста неведомо, но поезд резко затормозил, да так резко, что с полки (уже трижды упомянутой) выпала поклажа... вместе с вусмерть пьяным дядькой...
Ужас от непредвиденной ситуации сменился у "живого" пассажира просто животным страхом за свою дальнейшую судьбу. "Ну как я смогу доказать" - судорожно думал он, - что это не я его убил?... Как?!
Решение возникло спонтанно, никакого времени на его обдумывание не предусматривалось и...через открытое окно, в холодную зимнюю ночь, прямиком на встречную колею, "приземлилось" злосчастное тело, так и не проснувшись...
Дрезина, ехавшая по своим путейным делам, слишком поздно заметила лежащего на пути человека и... ужас от непреднамеренного убийства сковал еще одного человека - "дрезинщика".
Не долго думая, затащил он труп в лесополосу вдоль железной дороги и дал деру - крестясь, и чертыхаясь.
Шел по лесополосе браконьер и увидев между деревьями похожую на кабана тень, без раздумий разрядил двухстволку... "О, боги!!! Что я наделал?!!!" - почти застонал охотник - "Я убил человека..." Загрузив на сани страшный груз, очень осторожно дотащил их до близлежащей шоссейной дороги и воспользовавшись темнотой, и отсутствием машин, оставил "трижды убитого" посредине ее.

Самым человечным из всех оказался четвертый персонаж драмы - "новый русский", который отвез злополучного пьянчужку (которого переехал на своем 600-м мерсе), в сельскую больницу и оставил его на крыльце ее. "Утром придут врачи, а дальше уже не мое дело..."

Утром они действительно пришли... Затащили внутрь окоченевшего и бездыханного человека.
Через два часа на крыльцо выходит хирург: "Да... Случай очень тяжелый, но жить будет".

Это я вам рассказал анекдот. А сейчас быль расскажу, "чистую правду"...

Для лейтенанта Алексея Очкина один из первых боев с фашистами чуть было не оказался последним - пуля немецкого снайпера попала ему в голову. Но Алексей каким-то чудом выжил и вернулся из госпиталя на фронт.

И вот - очередное сражение. Немецкий крупнокалиберный пулемет строчит из дота. Очкин берет гранаты и ползет к амбразуре. Фашистская пуля попадает ему в бедро, но лейтенант, оставляя за собой кровавый след, ползет дальше, швыряет гранату...Раздается взрыв...но пулемет продолжает строчить!

Из последних сил Алексей поднимается и закрывает амбразуру своим телом. Пули изрешетили его насквозь.



Подоспевшие солдаты захватывают дот, и пулемет замолчал навсегда. Тело лейтенанта выносят с поля боя на плащ-палатке. Санитаров никто не зовет - и так всем видно, что врачи уже бессильны. Солдаты молча прощаются с командиром, достают саперные лопатки, начинают копать могилу...Тут Алексей открывает глаза и, видимо, решив, что попал в плен, осторожно достает из кармана гранату (о которой он в горячке боя забыл) и выдергивает чеку! Вовремя подоспевший боец перехватывает гранату и швыряет её в овраг. Потом санитарный поезд, госпиталь и снова фронт.

Потом Сталинград. Здесь Очкин со своей ротой обороняет высоту. И опять тяжело ранен! Причем, приняв командование, обороняет так, что по захваченным немецким штабным донесениям фашисты считали, что перед ними батальон, хотя в это время под командованием раненого лейтенанта осталось всего шестеро бойцов.

Казалось бы, на одного человека более чем достаточно "везения", Но во время форсирования Днепра Очкин получает тяжелую контузию, да такую, что приходит в себя... в морге, заваленный окоченевшими трупами! Он выбирается на свет и пугает до обморока одну из санитарок. К счастью, у второй нервы оказались покрепче, и она бежит за врачами.

Алексей Яковлевич Очкин, прозванный за свою феноменальную живучесть "лейтенант Огонь", дошел до Праги, где снова был ранен. После войны окончил институт кинематографии, стал кинорежиссером ("Девушка Тянь-Шаня", "Гонки без финиша") и написал несколько книг о войне.

Умер Алексей Яковлевич 16 февраля 2003 года.


Пропаганда - всегда говно. Но если без нее никак, то лучше уж такая...



Распространять правду можно было бы устно, для популяризации лжи обычно используется большой аппарат.
Станислав Ежи Лец
Tags: зомбоящик, разная чушь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments