nesokrat (antialle) wrote,
nesokrat
antialle

Categories:

"Если ты видишь, что кто-нибудь тонет, нужно броситься в воду спасать, даже если не умеешь плавать".

Это окончание или начало (кому как удобнее), написанному ранее:
http://antialle.livejournal.com/308211.html

В 2003 году она получила самую высшую награду Польши - орден Белого Орла. Музей Холокоста Израиля присудил ей звание "Праведника народов Мира". В 2010 по мотивам ее подвига был снят фильм, который получил "Золотой Глобус".

В 2006-м, когда Ирэне Сендлер было 96 лет, когда польский президент Лех Качиньски и общество «Дети Холокоста» ходатайствовали о выдвижении Сендлер, на Нобелевскую премию мира. В связи с этим о ней в тот год написали газеты. Многие из детей, которых она спасла, уже будучи пожилыми людьми, старались отыскать её, чтобы отблагодарить.


Июль 1942 года. Гетто. Город Варшава. Польша.

Но увы, комитет счел ее заслуги недостаточными и Нобелевскую премию получил вице-президент США Альберт Гор.

Журналист Алексей Поликовский (вот она, совсем не пресловутая еврейская солидарность)

прокомментировал это так: "Премия опозорилась. Это пустышка, в которой смысла нет, а есть только деньги. Еще более удивительно, что Альберт Гор, солидный мужчина, живущий в большом доме, ни в чем не нуждающийся, принадлежащий, как говорится, к сильным мира сего, принял премию. Богатый стал еще богаче, сытый стал еще более сытым, всемирная номенклатура поделила между собой еще один кусок, а маленькая тихая женщина как жила в своей однокомнатной квартирке в Варшаве – так и осталась там жить. Перед некоторыми темами и событиями человеческий язык просто немеет..."

И продолжил Лёшик далее:

"... Кажется, что температура тела сравнялась с температурой ледяного пола камеры. Ирэне Сендлер лежала на полу. Она только что очнулась. Руки и ноги опухли от множественных переломов. Кости ныли. Разбитое лицо стянула засохшая кровь. Последняя фраза гестаповцев, которую она помнила, была: «Расстрелять!» Но она об этом не думала. В голове, гордо прокручивалась одна и та же мысль: «Ничего я им не рассказала!» - и сожаление о том, что ее сумели поймать. Ей было жалко не себя. Она сожалела, что, будучи схваченной, лишилась возможности спасти детей, находившихся в гетто. Скольким она могла бы помочь? Двадцати? Десяти? А может, одному? Да даже если одному! Спасти одну маленькую жизнь. Это очень много!"

В одном из интервью Иришку (она же Ирэне Сендлер), спросили: "Какой самый страшный момент был в Вашей жизни?" Она ответила, что в ее памяти навсегда останется одна картина: коллона еврейских детей-сирот из гетто, одетых в нарядные костюмчики и платьица, которые они носили на богослужение, а впереди коллоны – священнослужитель. Он шел вместе с ними на смерть.

"Каждое утро я видела еврейских детей, просящих на улице кусок хлеба. Вечером, когда возвращалась домой, эти дети уже лежали мертвыми, прикрытыми бумагой. Это был настоящий ад – люди сотнями умирали прямо на улицах".


Памятник жертвам холокоста в Сан-Франциско.

... Иришка рассчитала, что для того, чтобы спасти одного ребёнка, требовалось 12 человек вне гетто, работающих в условиях полной конспирации: водителей транспортных средств, служащих, достававших продовольственные карточки, медсестер...

Подлинными героинями были польские монахини. Помогая Иришке, сестры спасли 500 еврейских детей и поплатились за это собственными жизнями: в 1944 году на варшавском кладбище фашисты облили их бензином и сожгли живьем. (свидетельство Иришки если что...)

Далее, снова Лёшик Поликовский... Пусть чередуются с Иришкой, для полноты картины, чтобы ничего не забыть...

"... Дождь промочил ее до нитки. Промокшая одежда прилипла к телу. То ли от ветра, то ли от страха она дрожала. Руки ныли от тяжести. Приходилось постоянно менять руки, перекладывая тяжелый ящик для плотницких инструментов из руки в руку. Для этого она на секунду останавливалась, тяжело вздыхала и смотрела на высокую кирпичную стену, вдоль которой шла. Над стеной, в продолжение ее, еще на метр ввысь белели полосы натянутой колючей проволоки. «Еще недолго», - успокаивала она себя, скоро покажутся деревянные ящики, которыми она прикрыла отверстие в стене.

Протиснувшись в тесный лаз, она с усилиями вытянула тяжелый ящик. Отойдя подальше от стены, отделявшей район еврейского гетто от остальной части Варшавы, Ирена открыла ящик. Выложив часть инструментов, лежащих сверху, она сняла старую, грязную тряпку. Под тряпкой, свернувшись калачиком, лежала девочка. Ее звали Эльжбетта. Так сказали ее родители. Ей было всего шесть месяцев. Эльжбетта начала просыпаться от действия снотворного. Девочка открыла глаза, посмотрела на нее и заплакала. Тогда Ирена улыбнулась ей доброй, материнской улыбкой, поднесла указательный палец к своим губам, показывая, что сейчас лучше не шуметь".



"Когда началась Вторая мировая война, Ирена Сендлер устроилась работать в варшавское управление здравоохранения и, кроме этого, стала членом польской подпольной организации - Совета помощи евреям (Жегота). Как сотрудница варшавского управления здравоохранения, она посещала варшавское гетто, где следила за больными детьми.

Вместе со своей сообщницей, Иреной Шульц, Сендлер бывала в гетто ежедневно, и вскоре им удалось наладить там полезные связи, которые помогли в будущем выводить детей за пределы гетто. Ирена Сендлер вместе с подругой приносили в гетто продовольствие, медикаменты, деньги и одежду.

Позже к этому процессу им удалось подключить и другие неравнодушные организации. Однако, учитывая ужасные условия в гетто, где 5000 человек в месяц умирали от голода и болезней, они решили помочь людям, особенно детям, выбраться из закрытого квартала. Это была нелегкая задача. Никто не мог гарантировать родителям детей, что их ребенок будет вынесен из гетто живым. Ирена вспоминала: "Я была свидетельницей ужасных сцен, когда, например, отец соглашался расстаться с ребенком, а мать нет. Крики, плач… На следующий день часто оказывалось, что эту семью уже отправили в концлагерь. Да, настоящими героями были именно эти матери, которые доверяли мне своих детей". Со временем задача становилась еще труднее: немцы опечатали все возможные выходы по всем направлениям: подземные переходы, отверстия в стене гетто и т.д., – которые Иришка использовала в начале для вывода детей...
(печатку сургучную фашисты прилепили на подземные хода (!!!), на дырки в стенах и всё - хода нет...)

"Младенцам давали снотворное, помещали в маленькие коробки с дырками, чтобы они не задохнулись, в мешки, под окровавленными бинтами, корзины и вывозили в машинах, которые доставляли в лагерь дезинфекционные средства. Некоторых детей выводили через подвалы домов, непосредственно прилегавших к гетто. Или через здание городского суда, одна стена которого граничила с гетто. Или под сиденьями трамвая, маршрут которого пролегал через улицы гетто. Использовались для побегов и водосточные люки.

Это была целая система спасения, которая работала в самом центре отчаяния, безнадежности, голода, мрака и уничтожения... Некоторых охранников Иришка подкупала, когда были деньги, а иногда ей удавалось детей попросту перебрасывать через забор гетто".

20 октября 1943 года по анонимному доносу Иришку арестовало гестапо. Ее подвергали избиениям и пыткам, в ходе которых у нее были сломаны обе ноги и обе руки. Но сломить ее дух гестаповцам так и не удалось: никакой информации от нее они не получили. Она не выдала ни своих товарищей из муниципалитета, которые делали для детей документы, ни тех, кто помогал ей выводить детей через здание суда, примыкавшее к гетто. Она не только не выдала никого, она еще и не разучилась улыбаться. Все, кто встречался с ней, пишут, что она всегда улыбалась...

В 2007 году, по представлению подростка Шимона Плоценника, 97-летняя Ирена Сендлер была награждена международным Орденом Улыбки, став самой старшей из награждённых. Эта международная награда присуждается известным людям, которые приносят детям радость. Примечательно, что рыцарей ордена избирают дети. По традиции, перед получением награды ей пришлось с улыбкой выпить стакан лимонного сока. (!!!)



Умерла Ирене Сендлер 12 мая 2008 года. Ей было 98 лет. Последние годы своей жизни "героиня" провела в Варшаве, в частном санатории Эльжбетты Фицовской, которую она спасла из гетто в июле 1942 года в возрасте шести месяцев: ее вынесли в ящике с плотницкими инструментами…



Много лет после войны Иришка прожила в безвестности, с мужем и дочерью



и лишь в 1965 году израильский Национальный мемориал Катастрофы и Героизма «Яд ва-Шем» внес ее в списки Праведников мира и пригласил посадить на Аллее Праведников новое дерево...
Tags: зомбоящик, лохи, холокост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments