January 15th, 2021

гладиатор

Окончание Нюрнбергского судилища

Источник

65 лет назад в  ночь с 15 на 16 октября 1946 года состоялся завершающий акт отвратительного и циничного судилища, организованного в Нюрнберге Сталиным и его западными союзниками над военными и политическими руководителями Великогерманской Империи.

Десятимесячный судебный фарс завершился физическим уничтожением всех основных участников процесса, бездоказательно объявленных "преступниками против мира и человечности",

В принципе расправиться с побежденными можно было и без процесса, и Сталин, как и союзники, дали множество примеров таких расправ в ходе войны. Но мировое иудейство, вдохновлявшее эту войну с 1933 года и толкавшее в нее одну страну за другой, маниакально жаждало удовлетворить свое чувство мести в отношении немцев и Германии и требовало публичного издевательства и глумления над побежденным и беззащитным врагом.
К тому же надо было на кого-то свалить вину за развязывание войны.

И судебный процесс-фарс начался.


Collapse )

Геринг сказал в своем последнем слове:

73134_Gering_1923

«Победитель всегда является судьей, а побежденный — осуждённым.
После того, как Соединенные Штаты проглотили Калифорнию и половину Мексики, а нас лишили всего, расширение территории объявляется преступлением. Что ж, такое происходит в течение столетий и будет продолжаться в дальнейшем.
Гитлер был нашим вождём. Я бы не смог видеть его стоящим перед иностранным судом. Ваши люди знали фюрера. Он бы первым поднялся и сказал: «Я отдавал приказы и потому беру на себя полную ответственность». Но лично я предпочел бы умереть десять раз, чем видеть подобное унижение германского лидера.
Смертный приговор ровным счетом ничего не значит для меня. Я никогда не боялся смерти после 12-летняго возраста...
Я не признаю решение этого судилища... Я продолжаю быть верным нашему фюреру... Массовые убийства? Уверяю вас, что я и не помышлял о них. Я лишь думал о том, что мы должны убрать евреев с занимаемых ими постов в большом бизнесе и в правительстве. И это всё. Но не забывайте, что именно евреи организовали жуткую кампанию против нас по всему миру.
Мой народ подвергался унижению и прежде.
Лояльность и ненависть вновь объединят немцев. Кто знает, может быть, в этот момент уже появляется на свет человек, который отомстит за наше унижение?

То, что печатают газеты, контролируемые американцами, не имеет никакого значения.

Я могу сказать только одно:  когда в Германии мы имели демократию - наши дела шли из рук вон плохо. Не заблуждайтесь в данном вопросе. Наши люди знают, что они стали жить лучше при Гитлере.

Не забывайте также, что Гитлер был для нас больше, чем просто глава правительства.

Следующее поколение найдёт своих собственных лидеров, и они будут отстаивать наши национальные интересы. Поэтому вы попридержите вашу мораль, ваше покаяние и вашу демократию, — попытайтесь продать их кому-нибудь другому, а не нам!
Я рад, что меня приговорили к казни, а не к пожизненному заключению, ибо тех, кто сидит в тюрьме, никогда не производят в мученики».

Гесс сказал:

image003

«Мне было дано право в течение долгих лет моей жизни действовать в условиях, которые немецкий народ породил на основе многовековой истории. Даже если бы я мог, я не хотел бы исключать это время из своей жизни.

Я счастлив сознанием, что выполнил свой долг в качестве
национал-социалиста, в качестве верного последователя моего фюрера. Я ни о чем не сожалею. Если бы я опять стоял у начала моей деятельности, я опять-таки действовал бы так же, как действовал раньше, даже в том случае, если бы знал, что в конце будет зажжен костер, на котором я сгорю. Независимо от того, что делают люди, я в настоящее время нахожусь перед Судом Всевышнего. Только перед Ним я несу ответственность и знаю, что Он оправдает меня.

Подождем лет двадцать. Германия поднимется вновь. Какой бы приговор не вынесло мне это судилище, я буду признан невиновным перед ликом Христа.

Я готов повторить всё ещё раз, даже если это означает, что меня сожгут живьём.
В глазах истории временное поражение в войне
— ничто.
Невозможно помешать германской нации исполнить своё предназначение.
Когда Америка и Россия истощат себя, придёт время для Германии восстать из пепла».



Иоахим фон Риббентроп:

image005

«Через несколько лет юристы всего мира отвергнут этот суд. Вы не можете вести процесс без соблюдения даже намёка на законность.

Я был, конечно, одним из вернейших его (Гитлера) последователей. Фюрер обладал необычайной притягивающей силой. Нельзя понять это, если никогда лично не встречаться с ним. Все находились под влиянием его обаяния. Во время подписания Мюнхенского соглашения Даладье и Чемберлен испытали это на себе.

Неужели вы не в состоянии ощутить огромной силы личности Гитлера? Не можете почувствовать, что он обладал способностью одним словом завоёвывать людей?..

Я всегда выступал за союз между Германией и Россией. Что касается Англии, то она могла легко предотвратить войну. Если бы только сказала полякам, что они должны соблюдать мир, то можно было бы избежать всей войны. Но Британия проводила свою давнюю политику балансирования в Европе. Наши требования были вполне приемлемыми. Стоило ли воевать из-за них?

Наша ошибка заключалась лишь в том, что мы проиграли войну.
Можно напомнить, что Америка использовала армию для подавления оппозиции 150 раз за последние 150 лет.
И это вы проводили неограниченную войну на всём Тихом океане, к которому Америка в реальности имеет весьма косвенное отношение.
А когда мы взяли под свой протекторат Богемию и Моравию, принадлежавшие Германии тысячу лет, это было названо агрессией!»



Генерал-полковник Йодль:

image007
«Мы не служили ни князю тьмы и ни преступнику, мы служили своему народу и Родине…
И поэтому, какой бы приговор вы мне ни вынесли, я покину этот зал с высоко поднятой головой, то есть так же, как я вошел сюда много месяцев назад. Но того, кто назовет меня предателем почетных традиций немецкой армии или кто станет утверждать, что я оставался на своем посту из эгоистических, личных соображений, того я назову предателем истины.
В такой войне, как эта, в которой лавинами бомб или под обстрелом штурмовиков были убиты сотни тысяч женщин и детей, в которой партизаны применяли все методы, казавшиеся им целесообразными,  любые проводимые ответные мероприятия … не признавались преступлениями против морали и совести. Я верю и признаю: долг перед народом и Родиной стоит превыше всего. Исполнять его было для меня величайшей честью и законом».

Юлиус Штрайхер:

image009

«Этот процесс — триумф мирового еврейства. Трое судей — евреи. Я не мог убить жену и самого себя, когда мы были в Тироле в конце войны.
Я решил, что должен нести свой крест.

Не я создал еврейскую проблему: она существовала веками до меня.
Я видел, как евреи проникали во все
сферы германской жизни, и я сказал, что этому должен быть положен конец. Помимо того, если вы познакомитесь с Талмудом, то поймёте, что христианам надлежит принять меры для защиты от евреев...»




Поучительно сравнить слова этих мужественных людей с тем, что говорили в аналогичной ситуации перед лицом неминуемой смерти представители пресловутой «ленинской гвардии»:
Collapse )



После вынесения приговора Геринг, Кейтель и Йодль просили заменить смертную казнь через повешение на расстрел на том основании, что они солдаты, а не разбойники. Но понятие солдатской чести разбойничьему «трибуналу» было не ведомо, и в просьбе этой им отказали.

Казнь планировалась в виде своеобразного малого Пурима - известного жидовского праздника в память расправы иудеев со своим главным врагом Аманом, его десятью сыновьями и с 75 000 персами, «мыслящими недоброе об иудеях». Как известно из книги Эсфири, Аман и его десять сыновей были именно повешены (по ветхозаветному слову: «Проклят всяк висящий на древе»). Видимо, из книги Эсфири иудео-масонский, советский «трибунал» решил взять и итоговое число казнимых на виселице -- ровно одиннадцать.
Wood.jpg
Для осуществления казни американцы выделили своего штатного армейского палача сержанта Вудса. Это был законченный садист, смотревший на свою работу не как на неизбежное зло, а как на своего рода развлечение.
Пять лет спустя после Нюрнберга Бог покарал этого негодяя -- Вудс был убит током, когда проверял работоспособность электрического стула перед очередной казнью.






«Малый Пурим» должен был состояться в ночь с 15 на 16 октября.

Однако праздничное настроение оказалось подпорчено поступком Рейхсмаршала Германа Геринга, который уже на краю могилы сумел-таки нанести своим врагам последний удар.
Не желая делать из своей смерти цирковое представление, он лишил своих палачей этого удовольствия и убил себя сам, приняв в камере капсулу с ядом. Предсмертная записка Рейхсмаршала гласила: «Фельдмаршалов не вешают, они уходят сами».


После самоубийства Геринга остальных приговоренных заковали в наручники и держали их так до самой казни.




Экзекуция началась ровно в полночь. Помимо положенных в таких случаях священника, палачей и врача поглазеть на казнь и насладиться мучениями казнимых пришло ещё около сорока человек. На эшафоте разрешалось сказать последнее слово.

Розенберг демонстративно отказался что-либо говорить.

Первым казнили Риббентропа. Он сказал: «Господи, храни Германию! Пощади мою душу!»

Затем настала очередь Кейтеля, который сказал: «Я молю Всемогущего Господа сжалиться над немецким народом. Более двух миллионов немецких солдат до меня пали за свою Родину. Я иду за своими сыновьями. Все для Германии!»

Кальтенбруннер: «Германия! Будь счастлива!»

Франк: «Прошу Всевышнего, чтобы он милостиво принял меня к себе».

Фрик: «Да здравствует Великая Германия!»

Штрайхер: «Хайль Гитлер! Нынче у нас тут веселый иудейский праздник! Но все же это мой Пурим, а не ваш! Настанет день, когда большевики перевешают многих из вас! А я ухожу - к Богу!».

Заукель: «Боже, храни мою семью!»

Йодль: «Благословляю тебя, моя Германия!»

Зейс-Инкварт: «Я верю в Германию!»


Державы-палачи официально объявили, что повешенные в Нюрнберге будут кремированы в «тайном месте», а «пепел будет развеян по ветру». Годом позже немецкие газеты сообщили, что трупы из Нюрнберга были доставлены для сожжения в Мюнхенский крематорий, а их пепел был высыпан в реку Изар.



Едва ли найдется во всей истории христианской цивилизации что-то подобное тому осквернению закона, права и морали, которое произошло в Нюрнберге.

Даже большевицкое «правосудие» кажется менее отвратительным, ибо оно всегда откровенно утверждало, что руководствуется не правом и «буржуазной моралью», а «революционным правосознанием», «революционной необходимостью», «исторической целесообразностью».

Здесь же при соблюдении юридической формы классического правосудия и громогласных заявлениях о «справедливости», «праве» и «гуманизме» совершалось самое обыкновенное беззаконие и физическая ликвидация
побежденных победителями.

У нас нет никакого сомнения в том, что в будущей национальной России все постановления позорного нюренбергского судилища будут признаны юридически ничтожными, организаторы этого судебного убийства будут официально осуждены, а дело по выявлению и наказанию подлинных виновников Второй Мировой войны будет доведено до своего логического и на этот раз справедливого конца.

А. Кузнецов,
Москва

Настоящих офицеров нельзя лишать чести.

Говорят, увидев эшафот, Пестель произнес: "C’est trop!" (Это слишком!). "Ужели мы не заслужили лучшей смерти? Кажется, мы никогда не отвращали чела своего ни от пуль, ни от ядер. Можно бы было нас и расстрелять".



"Рейхсмаршалов не вешают, они уходят сами". (предсмертная записка Геринга)

Collapse )