August 15th, 2016

На Урине пора строить ковчег и искать себе тварь

В Одессу приехал с лекции российский художника-акционист Петюня Павленский, получившего всероссийскую известность сначала тем, что прибил свою мошонку в знак протеста против "кровавой гебни" к брусчатке на Красной площади, а через какое-то время поджог двери в здании ФСБ на Лубянке.

Послушать русского дурака пришел дурак украинский - киевский писатель и блогер Володька Нестеренко - погоняло "Адольфыч". Это потому, что настоящее имя Нестеренко - Владимир Адольфович Шамрай. Он родился к семье киевских еврейских интеллигентов.

Адольфыч всегда стеснялся своего еврейства, поэтому и взял себе псевдоним "Нестеренко". Как он мне сам рассказывал, такую фамилию носил какой-то его родственник.

Еще до самого недавнего времени его мало кто знал в лицо. Фотографировался он всегда в балаклаве. На публичных мероприятиях он также появлялся, скрывая свое лицо



Этому (отказу публично показывать публике лицо) злые языки давали два объяснения: либо он, выдавая себя за украинца, не хочет, чтобы все поняли, что он еврей, либо он боялся, что его могут опознать его жертвы. Адольфыч был бандитом: в лихие 90-е мотал срок на зоне за участие в, как он это именует, "социальном движении", что было на самом деле банальным рэкетом в составе одной из бригад.

Адольфыч всегда позиционировал себя как сторонника майдана и украинских националистов. Он даже читал лекции экстремистскому "Правому сектору".

Так вот этот жидобандеровец, сидел в первом ряду, пил из горла коньяк



гладил по головке соседа хипстера, и смотрел на экран, на котором демонстрировался член его друга - русского дурака Павленского.



То ли коньяк в башку Адольфычу ударил, то ли головка хипстера не поднималась, сейчас уже не поймешь... Но стал Нестеренко-Шамрай кричать с места, зиговать, ругаться.



Охрана, пытавшаяся утихомирить Володьку - утихомирилась сама. Шамрай выхватил нож, ранил одного охраника и прикончил другого. Принеся жертву жидобандеровского богу Адольфыч спокойно поднял руку окровавленным ножом и вытер кровь охранника об экран, на котором до этого красовался член его русского друга.